19:13 

Lady Owlet
Борец с грызунами
Автор: Lady Owlet
Персонажи: СС и все прочие, в т. ч. 2 НЖП
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Юмор, Фэнтези, Психология, Философия, Повседневность, AU
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания
Описание: А что если Северус Снейп стал бы чуточку менее одинок? Смогло бы это хоть что-нибудь изменить?
Примечания: События разворачиваются летом с пятого на шестой год обучения Гарри Поттера в Хогвартсе. В основе фика лежит альтернативное развитие сюжета, связанное с появлением одного маленького, но не малозначимого нового персонажа. Однако, в целом, отличий от канона по сюжету не так много. Упор хочется сделать на мотивы и чувства.

Пролог. Записка
Теперь он снова профессор Зелий. Горацио Слизнорт. Сколько учеников прошло через его руки и не перечесть. И какие это были ученики… это ж надо только подумать. Сколь многие из тех, кого он заприметил ещё юнцами, достигли настоящих высот. Несомненно, одним волшебникам везло чуть меньше, другим чуть больше, но всё же Горацио редко ошибался. Многими из Своих старый зельевар действительно гордился. Конечно, не всеми: некоторые пошли, к сожалению, по тёмной дорожке, от других, казалось, просто отвернулась удача — бывает и такое.

Возможно, именно поэтому Горацио опять здесь. После того как он в первый раз отказал в просьбе Альбусу, этот пройдоха снова нашел его и привел с собой Гарри, что должно было стать решающим аргументом. Мальчик впрямь оказался весьма занимательным и, к тому же, рассказал о ещё нескольких волшебниках, которые запросто могли бы войти в коллекцию старого зельевара, стоило только ему окончить свои, так скажем, «странствия» и присоединиться к преподавательскому составу Хогвартса.

Но была и другая причина. Та, которая сделала Горация на много сговорчивей, чем предполагал Альбус. Однако он не подал вида так, словно его вовсе и не смущает чересчур покладистое поведение старинного друга, а стал наблюдать — одна из наилюбимейших тактик директора.
По истечению нескольких дней от начала наблюдений Гораций стоял прямо перед горгульей, охраняющий вход в кабинет Дамболдора. Уведомив каменное чудище о себе, заслуженный профессор стал ждать, пока дверь откроется. «В былые времена все основные преподаватели всегда знали пароль, а теперь…» – не успел Гораций додумать, как проход со скрипом отворился, а Дамблдор приветливой улыбкой уже встречал его. Не вставая, Альбус попросил старинного приятеля присесть напротив и рассказать, что его к нему привело. Горацио так и поступил, отказавшись предварительно от традиционных лимонных долек и чашки чая.

— Благодарю, мне ничего больше не нужно, я всем доволен, Альбус. Я хотел поговорить о другом. О Северусе… Это касается Северуса…

— Рассказывай, Горацио, я тебя внимательно слушаю.

— Мне следовало пойти с этим напрямую к нему, но дело очень важное, хотя, полагаю, и личного свойства. Я прекрасно понимаю, под каким надзором с обеих сторон, должно быть, находится Северус. Там невзначай мушка пролетит, здесь жучок-паучок, а где что и похуже – и ничто уже не секрет. Ты это и без меня знаешь.
Альбус кивнул.

— А я поклялся! Поклялся жизнью и всем, что у меня есть, между прочим, что сделаю всё, чтобы Это не дошло до чужих ушей: до людей, которые могут навредить.

— Ты давал непреложный обет? — обеспокоенно поинтересовался Дамблдор.

— Нет, Альбус, конечно, нет. Никаких непреложных обетов и прочих магических клятв. Но я дал слово волшебника, я поклялся несколько раз от всей души, находясь в здравом уме и трезвой памяти. И ты как никто знаешь, что такие вещи — не пустой звук.

— Хорошо, Горацио, тогда рассказывай. Ты правильно сделал, что обратился ко мне, так, пожалуй, всего надежней.

— Хорошо. Так вот. Ты ведь знаешь, что, когда ты меня в первый раз нашел, я хотел переселиться в больницу святого Патрика. Туда отправляют маглов, пострадавших от каких-либо катастроф и тех, кто не в состоянии оплатить более сносное лечение. Нашел я себя пустую палату, удобную, со всего двумя кроватями. Я быстро там спрятался, хорошо не в кровать, потому что на утро следующего дня на неё уложили пациентку, которая, по словам врачей , ещё несколько дней не должна была приходить в сознание. Да, - со вздохом подтвердил Горацио, — палата оказалась женской. Однако не прошло и суток, как девушка меня окликнула (я как раз направлялся в уборную). Очень храброе юное создание, даром что магла. Она прошипела сквозь едва ли послушные губы: «Стоп, Вы, маг!» Это прозвучало так угрожающе, что я тут же застыл на месте и по первости не на шутку перепугался. «Я знаю. Пряч-есь.»

— с трудом произнесла она. Вся парализованная, совсем беспомощная, она пыталась напугать меня,
милое детя. Я присел рядом, думал: она больше ничего не скажет, а она спросила: «от кого?» и, не дождавшись ответа, закрыла глаза и, наверное, уснула.
Пока в крайне занимательном рассказе Горацио не прозвучало и слова о Северусе. И Альбус уже было начал думать, что тратит время в пустую, но решил, не перебивать собеседника.

— На следующий день она опять заговорила. В этот раз у неё получалось чуть лучше. Она повторила вопрос, заданный ею прежде. Потребовала поклясться, что я не темный маг, и тогда позволила мне самому задавать ей парочку. Слова ей давались с трудом. По глазам было видно, что она испытывает сильную боль. Я спросил, что с ней случилось, и она ответила, что всему виной обычная магловская авария. Значит, пожиратели тут не при чем. Тогда я поинтересовался, откуда она знает о волшебстве. Оказалось, от одного человека. Затем мне пришлось произнести ещё ни одну клятву, чтобы узнать его имя: «Северус». Я был поражен, когда понял, что она пытается выговорить именно его. После чего я записал на первом попавшемся клочке бумаги все нужные координаты и маленькое послание от неё, не забыв, потом подкорректировать свою память.

Горацио протянул сложенный в несколько раз лист из маглсвкой линованной тетрадки и произнес, сбиваясь на шепот:

— Передай это Северусу.

— Хорошо. Обязательно передам. Можешь не волноваться.

— Знаешь, Альбус, она выглядела такой юной и отчаянно храброй. Такими, наверное, были родители Гарри, перед своей смертью и десятки таких, как они.

— Ладно, Горацио, — сказал Дамболдор, — я всё сделаю. Может, у тебя есть ещё что-то, чем ты хочешь со мной поделиться? — спросил он же, с любопытством взглянув на своего собеседника поверх очков.

— Нет, Альбус, ничего такого нет. Я, пожалуй, пойду.

— Всего хорошего, Горацио, — сказал на прощанье директор, в то время как горгулья уже спешила отворить незваному гость двери.

Горацио ушел.

***

На следующий день явился Северус. Он вошел без предупреждения, но застал директора на месте. Северус хотел поздороваться, отдать ему лечебное зелье и сразу же уйти. Новостей никаких не было, а говорить этим людям было больше не о чем: всё что нужно, уже было недавно обговорено и не вызывало большого оптимизма. Но Дамблдор возымел желание побеседовать со Снейпом, и тому пришлось подчиниться.

— Что-то важное, Альбус?

— Не знаю… Тебе лучше знать, Северус.

Понимая, что разговор может предстоять долгий, Снейп, не дожидаясь приглашения словно у себя дома, сел на ближайший стул.

— В чем конкретно состоит дело?

— Мне, видишь ли, совершенно случайно попала в руки небольшое послание, предназначавшееся тебе.

— Что за послание? — Спросил Снейп, с легким раздражением добавив: Можно прочесть?

— Да вот, держи, Северус, — совершенно спокойно ответил Дамболдор.

Снейп тут же развернул ничем не скрепленный обрывок бумаги, прошелся глазами по тексту, который содержал в себе, помимо адреса, следующие слова: «Не думай обо мне, думай о другом. Береги себя.» И подпись: «Сара».

— Почерк Слизнорта, — констатировал Снейп и бросил смятую записку прямо в камин, где её мгновенно поглотило волшебное пламя.

— Да, вероятно, его. Полагаю, Горацио не так давно посчастливилось прятаться в одной палате с твоей знакомой…

— Моей сестрой, — уточнил Снейп, перебив директора, и заодно с неудовольствием поинтересовался, — И что же помешало ему передать сообщение иначе?

— Очевидно, Северус, соображения безопасности. Горацио очень мнителен, я бы даже сказал, чересчур. Но согласись, что эта его черта в данной ситуации, должно быть, сослужит тебе добрую службу.

— Должно быть… Нам [добрую службу]! — Коротко поправил и проставил акценты Снейп.

— Конечно, и всем нам. Никто не отрицает твоей особой роли в этом деле, — почти ласково заверил Дамболдор, словно не понимая истинный смысл намеков. — И не беспокойся, вряд ли разговор Слизнорта с твоей… сестрой мог быть кем-то услышан, иначе ты бы уже ощутил последствия. Не в характере Тома оттягивать.


— В его характере разве что тянуть с убийством одного особенного мальчика, когда итог, как оказалось, всё равно один.

— Но Том-то этого не знает, — произнес Дамблдор и со вздохом и добавил:
— Хотя я понимаю, к чему ты клонишь.

Снейп оборвал секундное молчание:
— И ещё, моя сестра, правда, моя сестра. У нас разница 16 лет, и ничего другого здесь быть не может.

— Я тебе верю, Северус. К тому же, это твоя личная жизнь и вовсе не повод, чтобы не доверять тебе.

— Дамболдор посмотрел поверх очков на Снейпа, чей взгляд был прикован к пейзажу за окном, а лицо не выражало никаких эмоций. — Береги своих близких, мой мальчик. Я, признаюсь, всех своих не уберег, — произнес Альбус с грустью.

Снейп мельком взглянул на него и отвел глаза.

— Срок приема зелья скоро истечет. Вам нужно его выпить. А мне пора. Доброго здоровья.

— Спасибо, мой мальчик. Я ценю то, что ты для меня делаешь. Если будет нужно, всегда обращайся.

Снейп кивнул и поспешил удалиться. На том и распрощались.

Глава 1. Расслабляться не стоит
Утром следующего дня Северус находился в съемной квартире своей дорогой сестренки. Он вошел в единственную жилую комнатку. Все горизонтальные поверхности в ней были почти равномерно покрыты тонким слоем пыли. Подойдя к шкафу, Северус чуть не раздавил что-то, небрежно валяющееся под ногами. Детская игрушка – напоминание о той, кто, по мнению Сары, больше всего нуждался в помощи и заботе. Снейп без труда нашел среди полок с одеждой маленькую фотокарточку. На ней был изображен он сам с крохой на руках. Закрыв дверцу, он направился в кухню, и при помощи спичек над раковиной сжёг единственное изображение, которое в случае чего могло скомпрометировать и его самого, и жильцов квартиры.

Затем Снейп взялся обыскивать каждый сантиметр в поисках хоть чего-нибудь годного для оборотного зелья. Слава Мерлину, удача улыбнулась отчаянному/находчивому зельевару, и внезапно под столом он обнаружил кусок крупного человеческого ногтя, который вряд ли мог принадлежать хрупкой девушке или малолетнему ребенку. Подняв находку с пола, он брезгливо поморщился и осмотрел её на свету. После чего, скинув с себя мантию и переодевшись в захваченные с собой магловские вещи, он рискнул бросить драгоценный ноготь в пузырек и выпить своё же варево. Всё сработало. Через пять минут он увидел в зеркале молодого мужчину немного за двадцать с небольшой бородкой и усиками. Даже телосложение того юноши вполне подходило Снейпу, т. ч. по одежде нельзя было сказать, будто она с чужого плеча.

Разыскать Сару, зная адрес больницы, оказалось не трудно. Северус представился женихом, и поэтому ему без проблем разрешили навестить свою «невесту». К тому же, прежде он поинтересовался о её состоянии здоровье у лечащего врача, что охарактеризовало его в глазах медперсонала как очень порядочного и заботливого юношей.

Северус открыл дверь в небольшую палату с двумя койками.

— Ты узнала меня? — Спросил он, изобразив на своем лице пару характерных для настоящего себя гримас.

Сара разулыбалась:
— Не бойся. Это, правда, я.

Она и не боялась. Ей, пусть и двадцатилетней, но по сути, всё той же детдомовской девочке, было до жути приятно, что её брат снова с ней, когда ей это так нужно.

— Узнай, как моя дочь.

— Сначала скажи, что с вами случилось.

— Авария на дороге. Говорят, с Самантой всё в порядке, но если у тебя есть возможность, сходи, проверь.

— Хорошо. К тебе кто-нибудь ещё приходил?

— Да…ты же, — сказала она со слабой улыбкой.

— Насколько у тебя всё серьезно с этим парнем?

— Как обычно, — произнесла Сара. И набравшись мужества, спросила. — А что будет со мной? — за все минувшие дни ей так никто прямо и не ответил на этот вопрос. Все ограничивались полуправдой и отговорками.

— Ничего. Может, будет немного лучше, но ожидать полного выздоровления или хоть бы результата близкого к этому почти бессмысленно. Всё упирается в немалые деньги. А даже и малые, кто тебе даст? Будь ласкова с твоим последним любовником. - С усмешкой порекомендовал Северус, - Может, из этого что-нибудь выйдет. Ну, и с друзьями-приятелями, если они есть; вот, кстати, и проверишь. Будь умной и ни от чего не отказывайся.

— Передай Саманте, что я её очень люблю, — почти с мольбой пролепетала Сара.
Северус неопределенно кивнул и сказал, что ещё придет к ней не сегодня так завтра и обо всем расскажет.

Еле успев вовремя выпить ещё один глоток оборотного, Снейп отправился в приют за племянницей. Про себя он уже решил, что не просто навестит её, но и отведет к матери: пусть увидятся напоследок, когда им ещё такой шанс предстоит. Вероятно, не скоро.

***

Северус вошел в здание приюта и с помощью беспалочного гипноза добился, чтобы ему, незнакомому человеку без документов, доверили на малолетнего ребенка, недавно оставшегося без опеки родителя. Девочку привели. Маленькое существо выглядело вполне симпатично и ухоженно. После напоминания воспитательницы, она поздоровалась с гостем. Северус кивнул ей в ответ, взял за руку, и они пошли. Девочка молчала и хмурилась. Уже на улице она резко попыталась выдернуть руку и заявила своему спутнику, что никуда с ним не пойдет. Снейп лишь схватил её покрепче и направился дальше. Но ребенок не унимался.

— Я никуда с вами не пойду. Отпустите. Я вас не знаю, — вопила Саманта.

— Почему это ты меня не знаешь? — Спросил Северус, пытаясь утихомирить непослушное чадо. – Я друг твоей мамы.

— Нет. Не правда. Вы чужой. Я вас не знаю, — продолжала Саманта, а на глаза у неё наворачивались слёзы.

Снейп сел на корточки, взял маленькое существо за плечи и, смотря ей в глаза, произнес:

— Так, ладно, успокойся, прошу. Сейчас мы идем к твоей маме. Ты увидишь её, и потом я приведу тебя обратно. И уйду. Понятно. Идём.

Слава Мерлину, это сработало. Ребенок умолк и сам протянул Северусу руку. Правда, не прошло и минуты, как чадо снова раскапризничалось, ибо не поспевало за быстрыми шагами взрослого человека. Но это было делом поправимым. Хотя Северус и без того полагал, что передвигается несколько медленней обычного, однако послушно сбросил шаг в угоду маленькому созданию.
Итак, благодаря магловскому транспорту они за полчаса добрались до больницы св. Патрика. Им пришлось застать Сару в коридоре: одна из медработниц везла её с каких-то процедур. Для матери и дочери их встреча стала шоком. Пока Саманта взирала на мать раскрыв от удивления рот, а Сара просто молча улыбалась, не в силах поверить своему счастью; Северус попросил медработницу не беспокоить их, заверив, что сам доставит больную в палату.

Однако, только успев избавить от посторонних глаз, Северус повел обоих своих подопечных к лифту и, спустившись на первый этаж, вышел с ними на улицу. А там один из редких погожих дней того лета стоял в самом разгаре. На прилегающей территории разрастались цветы и кустарники, проходили широкие и ровные дорожки, а по бокам располагались скамейки. Северус остановился у первой такой скамейки, поставил на подножку коляску и сел наблюдать за своей, странно сказать, семьей. За время всего этого немого действа малютка почти не отошла от шока.

— Милая моя, что ты меня боишься?

— Я не боясь, — ответила Саре дочь, взираю на неё глазами круглыми, как две плошки.

— Тогда подойди ко мне поближе, — подозвала она.

И дочка подошла, взяла маму за руку — тяжелую и неподвижную — и задрала свою голову вверх, но ничего не увидела, кроме пластмассовой подставки вокруг шеи, закрывавшей лицо. Девочка попятилась и заплакала навзрыд. Она дальше и дальше отходила от тела матери, пока не попала в руки Северуса, поймавшего её за плечи. Она содрогалась и всхлипывала, не в силах остановить слёзы. Сара же упорно пыталась что-то втолковать, старалась быть весёлой и жизнерадостной, но слова будто не доходили до её малютки. И когда стало ясно, что все её усилия напрасны, за дело взялся Северус. Он встал и поднял племянницу на скамейку, как на постамент.

— Посмотри на маму.

Саманта надрывно всхлипывала и не собиралась слушаться дядю, т. ч. он без лишних слов дотронулся до её подбородка и повернул голову ребенка в нужную сторону, повторив:

— Смотри!

Сквозь пелену слёз она увидела свою маму:

— Посмотри на меня, — попросил Северус. Девочка послушалась, и он вытер с её глаз слезы – А теперь обратно на маму. Видишь… какая она… А ты думаешь, ей легко? – задал он вопрос мягким нравоучительным шепотом прямо ей на ухо. — А ты плачешь… расстраиваешь маму, - наконец подобрал слова Северус.

Наступила тишина. Ребенку было трудно смотреть на свою мать и он устремил взгляд на дядю. Но тот тоже молчал и грусть заполняла сердце девочки, голова её потихоньку опускалась вниз, нижняя губа выпячивалась всё сильнее, и было видно, что ещё пару мгновении и на чудесном личике снова заблещут слезы. Но этому не дано было случиться. Пальцы Северуса коснулись её подбородка и она услышала:

— Улыбнись.

— Улыбнись, — подняв на дядю глаза, эхом отозвалась девочка.

То ли от природной вредности, то ли от неготовности выполнить невинную просьбу, Северус в ответ лишь изобразил на лице странную гримасу, отдаленно напоминающую улыбку. На мгновение девочка недоуменно вылупилась на него, а потом рассмеялась.

Это очень тронуло молча наблюдающую за происходящим Сару и, в конце концов, чуть было не вызвала искреннюю улыбку у самого Северуса! Но вместо этого он лишь нервно оглянулся по сторонам и, обнаружив в доступном взору радиусе летний киоск, воспользовался этим, чтобы на время отлучиться от двух своих юных дам.

— Хочешь мороженное? — спросил он вдруг.

— Хочу, — не задумываясь, ответила девочка.

— Если останешься с мамой, я принесу, — с грозными нотками в голосе заявил тот.

— Ладно.

Девочка уселась на дальний край скамейки в позе лотоса и прямо — уже без страха — посмотрела на маму. Та же, убедившись, что Северус скрылся из виду, обратилась к ней:

— Сэмми, как же я рада тебя видеть.

— Я тоже, мамочка.

— Давай, пока Эрика нету, я кое-что тебе скажу очень важное.

— Это не Эрик, возразила ей дочь.

— Конечно же, это не он. Помнишь, я тебе не так давно показывала фотографию, где ты совсем маленькая у мужчины на руках.

— Помню, он волшебник!

— А ещё что помнишь?

— Ничего. Только то, что он волшебник!

— Тише, тише. Не кричи ты так громко. Ш-ш-ш! Да, ты права. Он волшебник, - прошептала Сара загадочно-чарующим голосом. – Он твой дядя. И ты должна его слушаться, поняла меня. Во всем слушаться, как меня, а не как ты слушаешь воспитателей в яслях и других взрослых.
Сара пристально смотрела на неё, пока та не ответила:

— Поняла…

— Что поняла? — Всё так же глядя на свою Сэмми, уточнила она.

— Во всем слушаться дядю.

Сара улыбнулась.

— А ты поправишься, мамочка?

Улыбку чуть было, словно вихрем, не у снесло с её губ, но Сара взяла себя в руки и будто почти ни в чем не бывало ответила:

— Рано или поздно я выздоровею, вот увидишь. И тебя заберу. И мы будем снова жить вместе.

— Все вместе?

Сара отчетливо понимала суть вопрос, а ещё более четко осознавала то, каким же враньем будет ответить ребёнку «да». Но «нет» она тоже сказать не могла. Поэтому она просто молчала. Как же хорошо, что, именно, в этот момент наконец вернулся Северус.
Уголки губ Сары нервно вздернулись и она сдавлено вздохнула, как только его заметила.

— Всё в порядке? — Поинтересовался тот.

— Да, — поспешила ответить Сара. В то время как всё внимание её маленькой дочери было приковано к вафельному стаканчику, который Северус небрежно держал двумя пальцами за кончик обертки. Он уже было хотеть разорвать её и протянуть лакомство ребенку, как кто-то окликнул их, не дав этому случиться. Этим человеком оказался врач больницы. И смысл его речи сводился к тому, что такую больную не положено вывозить на улицу, тем более, без разрешения, другими словами, пришло время прощаться. В глазах Сары замелькала грусть. Северус же сдерживал в себе искреннее чувство облегчения. Казалось, только маленькой Сэмми всё было ни по чем. Она залезла на скамейку и стала кружиться и кружиться, словно юла.

— Какая хороша у девочки координация движений. А всё же снимите её со скамьи, не ровен час, упадет.

Что-то подсказывало Северусу вопреки существующим законам логики, что магловскийский доктор не прав. Словно нечто поистине чарующее, магическое, волшебное присутствовало в действе ребенка. Но сама Сара повторила просьбу врача, т. ч. Северусу пришлось очнуться от созерцания своеобразного танца, и сделать то, что так настойчиво просят.

— Можно нам пару минут, — обратилась к доктору Сара.

— Разве что пару. Я буду ждать всех вас у входа в госпиталь, — ответил тот и с этим ушел.

Сара смотрела на Северуса вопрошающим взором, стараясь понять, действительно ли, это её последняя встреча с ним. В тайне она надеялась, что он навестит Сэмми ещё хоть пару раз и, возможно, это что-то изменит. Но даже в душе в такое верилось очень с большим трудом.

— Я с вами не прощаюсь, — всё же сказала она.

— Со своей дочерью, конечно же, нет. Вы ещё увидитесь с ней, и надеюсь, не раз, — прокомментировал сестру Северус.

Сара лишь медленно закрыла и открыла глаза, т. к. физически не могла кивнуть, а говорить ей на это хоть что-то совсем не хотелось. Зато потом она всё с той же улыбкой направила свой взор на любимую дочку.

— До встречи, мама, — сказала та ей.

— До встречи.

На этом все втроем двинулись к входу в госпиталь, где и расстались. Сару увезли внутрь здания, а Сэмми уже скоро ожидал приют, куда она и отправилась за руку с дядей. А что до мороженного, то оно было выброшено в первую попавшуюся урну даже не распакованным.

***

На обратной дороге эти двое не встретили и не создали никаких происшествий. У входа в здание приюта Северус остановился, чтобы сказать пару напутственных слов маленькой девочке. Сэмми слушала его внимательно и кивала, а он заверял, что она и её мама ещё встретятся и снова будут вместе, а пока нужно просто слушаться взрослых.

— А ты придешь?.. Ты будешь с нами?

— Нет… причем здесь я? Мы вряд ли с тобой ещё встретимся, — ответил он, глядя ей в глаза, а потом зачем-то добавил:

— Но я был чрезвычайно рад познакомиться с таким ребенком как ты, — сказал он с робкой улыбкой.

Сэмми на это лишь моргнула глазами, и что-то блеснуло в сеточке её ресниц, а через секунду маленькая капелька покатилась вниз по щеке. Но Северус не желал всего этого замечать, т. ч. только успев договорить и чуть заметив грусть на её лице, не медля, поднялся с корточек и повел ребенка наверх, в здание. Всё было почти кончено, в глобальном смысле, для него. По крайней мере, по глазам Сары он заметил, что она предполагает ему, именно, такой исход. Не считая этого, в голове Снейпа было практически пусто. Она совсем не болела и сторонние мысли не лезли туда привычным роем. Это начинало расслаблять. Очень зря!

Поднявшись на третий этаж, они только успели подойти к нужной двери и встретить нужного воспитателя, как вокруг начали происходить странные вещи. Сначала кое-где стал раздаваться хруст. Постепенно шум от трескающейся деревянной мебели, бьющихся стекол и падающих предметов всё нарастал. Воспитательница от страху упомянула нечистую силу, и не мудрено. Северус же обратил свой взгляд на малютку Сэмми. Это даже близко не исправило ситуацию, разве что девочка в конце концов под грозным взором дяди ещё и разревелась, т. ч. шума стало столько, что на него прибежала ещё какая-то работница магла. «Неконтролируемая» детская магия — Северус всё понял и решил поскорее уйти. Ведь его племянница далеко не первая и не последняя маглорожденная, чей дар выбрал для проявления самый неподходящее для прочих момент. Очевидцам, не обладающей магией, придется это происшествие как-то уж пережить, его виновнице тоже. Северус был уверен, она с этим справиться. Он уже сделал несколько шагов по направлению к выходу и никто ему не препятствовал, так все были шокированы происходящим. Как вдруг Снейпа словно парализовало и он неподвижно застыл на месте. Он еле повернул голову в сторону маленькой колдуньи, как почувствовал, что его всего начинает перекашивать и кренить – истекает срок действия оборотного зелья. Зато он увидел испуг в лице Сэмми и почувствовал, что паралич отпустил. Мигом осушив флакон с остатками зелья, Северус стоял в полной растерянности, когда это непредсказуемое существо набросилось и попыталось то ли просто схватить, то ли обнять. Вытерев пот со лба он приказал ей отойти. На удивление, она беспрекословно послушалась. Тем временем прибежал ещё кто-то из взрослых маглов и начался гам, скандал и всеобщая истерия. Ребенка пытались унять очень многие, но безуспешно, разве что ряды пострадавших работниц с сожженными волосами, удлинившимся носом или ещё чем похуже пополнялись и пополнялись. Это продолжалось пока не пришли люди в белых халатах - несколько молодых и одна пожилая старуха - и не заявили, что девочке требуется лечение. При том старуха ещё сбацала убедительную речь в маразматическом духе, суть которой заключалась в том, что данное детя есть исчадье ада и ещё много всякого про газеты, передачи и долго идущие планы насчет воспитание такого «сбрендившего» выродка т. п. Однако, юнец в халате, обратившись прямо к Снейпу, лишь сказав:

— Девочка впрямь слишком возбуждена. Поколим недельку самую маленькую дозу успокоительного и пройдет. Адаптационный период.

Снейп посмотрел на него взглядом маньяка-убийцы и комментировать ничего не стал. Подозвал Сэмми к себе и отошел с ней подальше от центра волнений. Виновница же рядом с ним послушно встала и не издавала и звука. Северус прислушивался к голосам, стараясь выловить информацию из общего гомона. И чем больше слушал, тем казалось, всё больше сходил с ума. Хотелось всех этих маглов заткнуть, а потом по Круцио каждому. А ребенка, естественно, по жёстче наказать на всякий случай, хотя он понятия не имел, как положено наказывать таких крох. Зато он отчетливо осознал, что ребенка в таком дурдоме оставлять нельзя. Он спустился с ней на лестничный проем между этажами, потому что только там у него был шанс всё спокойно обдумать. Думать не получалось.

— Не делай так больше.

— Я не хотела… — ребенок опять заплакал.

— И не плач.

— Не могу… Что со мной будет?

— Ничего.

— Меня накажут?

— Знаете, об этом стоит рассказать в местной газете… странный ребенок… на наш приют, наконец, обратят внимание, — такие голоса доносились эхом до слуха Северуса. А маленькое создание, в это время, рыдало надрывно и жалобно. Послышался гул шагов на лестнице, раздражение Северуса достигло своего пика и, он мало осознавая, что творит, схватил Саманту на руки и аппарировал. В безопасное место без разбора. И тут же оказался в одном из сараев Хагрида. Хотел было выругаться, но не стал. Оглядел целое и невредимое чадо в своих руках и поставил его на ноги. Северус мучительно мечтал взять и проснуться от этого безумного сна. Но это был не сон. Это всё ещё была его жизнь.

Глава 2. Знакомство с Хогвартсом
***
Северус ещё не успел толком опомниться, как с другого конца хибары донеслось басистое:
- Кто здесь?

- Северус Снейп, - не задумываясь, ответил тот и сразу же узрел, как Хагрид с вилами наготове приближается к нему и ребенку. Моментально вскинув палочку профессор зельеварения и зотс направил её на полу великана и потребовал от него убрать подальше садовый инвентарь и не пугать маленького человека, предварительно указав на того пальцем. Только тогда Хагрид заметил Саманту.

- Это чёль правда ты? Не очень-то похож! – Удивленно вопрошал он, переводя взгляд с ребенка на якобы Снейпа. – И ребенок чель настоящий?

- Абсолютно, - сквозь зубы прошипел профессор. – Т. ч. убери эти грабли подальше и погуляй с ней, пока я приведу себя в нормальный вид.

- Эм… Хорошо, - замялся Хагрид.

- И возьми это, - чуть ли не приказал он, протянув рукояткой вперед свою собственную палочку.

- Э… спасибо.

- Поручаю тебе самое дорогое, - с неудовольствием прокомментировал свой поступок Снейп.

- Хех. Как же зовут твоё самое дорогое? – поинтересовался Хагрид, глядя на девочку, хотя Снейп искренне подразумевал не её.

- Палочка. Десять с половиной дюймов, - с крайним раздражением ответил он.
Полу великану на это было нечего ответить. Поэтому он просто взял за руку маленькую колдунью и ушел, дав Северусу возможность переодеться и подумать за время, пока не истечет действие оборотного зелья.

***
А Хагрид вышел с малюткой на воздух и спросил у неё:

- Как же тебя зовут?

- Саманта, - пролепетала девочка.

- Саманта, значит. Красивое имя. А я Хагрид.

- Великан? – С интересом спросила она.

- Э... – растерялся Хагрид – Разве ж я такой страшный?

- Нет, не очень, - совсем устало ответил ребенок.

- Эм. Знаешь, по-моему, ты очень устала. Но всё же расскажи мне, пожалуйста, как на самом деле
выглядит тот человек, который был с тобой в сарае. Твой папа?

Саманта уже было разинула рот, чтобы ответить «нет», как вдруг за её спиной, будто неоткуда, выросла пожилая дама.

- Хагрид! – Воскликнула она. – Что здесь происходит? Чей это ребенок?
Саманта снова открыла было рот, но Хагрид первым без заминки ответил:

- Кажись, Снейпа…

Ошеломленная Минерва попросила Хагрида рассказать всё по порядку. Затем она бросила подозрительный взгляд на девочку, и та смущенно потупила взор. Непривычно возбужденная эта дама вызывала что-то на подобии страха не только у маленькой Саманты, но даже почти великан Хагрид смотрел на неё с опаской.

- Я не знаю, кто это точно был, - начал он, - но представился тот мужчина нашим профессором Снейпом. Сказал, мол, он под оборотным зельем. Попросил выйти, забрать ребенка и вон даже дал мне свою волшебную палочку. «Темная, короткая – вроде, похожа», – раздумывала про себя Минерва. Затем в недоумении она ещё раз оглядела Хагрида, маленькую Сэмми и окрестности, и решив проследить за дальнейшим развитием событий со стороны, обратилась в кошку и ушла прочь.

Не прошло и минуты, как показался и Снейп. Саманта сразу узнала в нем человека с маминой фотографии. Она стояла потрясенная видом своего дяди и, когда он уже совсем подошел к ней, воскликнула:
- Ты прям большая летучая мышь! Вау! – Всё её лицо светилось восхищением и восторгом. Хагрид сначала поглядел на грозную, будто застывшую, фигуру Снейпа, а потом на ребёнка и трогательная улыбка проклюнулась меж его лохматой бороды и усов.

— Я, абсолютно, не знаю, как на это реагировать, но, пожалуй, нам пора, — он взял её за руку и добавил, обращаясь к не великану:

- Хагрид, палочку.

- О, да, конечно, держи, Северус.

Убедившись, что палочка цела и невредима, он напомнил своей маленькой спутнице не забыть попрощаться с Хагридом. Сам же вместе этого лишь нервно кивнул, недоумевая, почему этот лесничий-переросток вдруг назвал его, как школьника, по имени.

Итак, они направились к замку. Путь их был долгим-долгим и проделывали они его почти невыносимо медленно, потому что Саманта очень-очень устала, о чем наконец заявила капризно-писклявым голосом. Снейп сухо посмотрел на неё и поинтересовался:
- И что я могу сделать?

- Я устала. Возьми меня на ручки.

Ещё один такой же взгляд. Пара секунд раздумий. И ответ:
- Нет.

- Но… - ребенок надул губу.

- Ты будешь плакать? – полюбопытствовал этот бездушный человек. Он и Саманта в упор уставились друг на друга, пока девочка первая не опустила глазки и ответила:

- Нет, папа.

От таких неожиданных слов Северуса чуть не передернуло, он осторожно покосился на свою племянницу, та тоже косо поглядывала на него, ожидая его реакции. Но её папа-не-папа разве что предложил/почти рявкнул:
- Тогда выше голову и давай будем плестись чуть быстрее.

Саманта наморщила нос и упрямо скуксила физиономия, всем видом стараясь показать, что заплакать её ничто не заставить.

- Вот так ты мне нравишься больше, - прокомментировал её выражение лица Снейп.

Буквально через пару-тройку шагов послушался возглас:
- Но не так же быстро!

- А разве я быстро? – С искренним недоумением ответил Снейп. - Пошли.

И они шли. Шли, действительно, вовсе не быстро. По пути больше не случилось ничего уж очень особенного. Разве что Северус вежливо кивнул какой-то полосатой кошке так, словно бы она была, по меньшей мере, человеком. Но после стольких пережитых задень событий, это уже вряд ли могло удивить даже ребенка многим постарше.

И вот, они уже стояли перед огромным замком. Ещё более невероятная картина открылась перед глазами, стоило им только войти внутрь. Но и она не вызвала никакого впечатления как на взрослого мага и преподавателя Северус Снейпа, так и на маленькое слишком уставшее создание, которое он держал за руку. Зато уж эти двое пришельцев произвели настоящий фурор в вялотекущей жизни летнего Хогвартса. Портреты на стенах, приведения и прочие обитатели этих древних стен сразу же зашевелились и зашушукались.

***
Однако, в целом, вся школа продолжала прибывать в приятном запустении. Никакого ученического гама и их извечной возни. В этом была своя прелесть. Хотя Альбус Дамболдор и любил, когда в стены старого замка вдыхают новую жизнь юные голоса студентов, сейчас в нынешнее время было за что ценить и тишину, ведь она давала возможность подумать, а в такое неспокойное время подумать было о чем.

- Альбус, а ты не хочешь узнать, кто расхаживает сейчас по замку и… похоже направляется к тебе? – самодовольно вопрошал ныне почивший директор Блэк, чуть не выпрыгивая из рамки.

- О, Мерлин мой! – послышался возглас из картины с толстой дамой за спиной Альбуса.
Дамболдор оторвался от созерцания артефакта и, приложив к губам указательный палец, призвал
всех к молчанию.

- Так кто же там идет? – спросил он у Найджелуса Блэка.

- Ну… профессор Снейп.

- И что же удивительного в Северусе? – полюбопытствовал Дамболдор.

- Ничего, - наигранно невинно ответил Блэк.

- Он один?

- Я бы сказал, что нет.

- Так с кем же он?

- С маленьким ребенком.

- Это действительно интересно, - не мог не согласиться действующий директор. – Насколько хоть мал ребенок?

- Подожди Альбус, - сказал Блэк, еле высовываясь из под рамки. - Их остановил Кровавый Барон. Интересуется девочкой… О… Ц-ц-ц! - бегло пояснил он и исчез.

- Рассказывай Блэк, - весьма грозно потребовал Дамболдор, как только снова улицезрел своего собеседника на портрете.

Тот, недовольный грубым обращением, хотел было по упираться, но не удержался и начал свой рассказ:
- Кровавый Барон придрался к «шмотью», в которое одета девочка, но, в целом… ему «детёныш»
Северуса, хих, понравился. По-моему, со стороны «детёныша» это даже взаимно. Но это даже не главное!

- Поведай же мне, пожалуйста, о главном.

- Нет уж. Вот придет Северус, сами узнаете.

Альбус перевел взгляд на толстую даму и сразу получил ответ

- Это он наверняка о том, что профессор Снейп назвал её своей наследницей, - язвительно и победоносно сообщила дама.

В расстройстве от своего фиаско Блэк покинул картину. Хотя, если приглядеться, то можно было заметить, как кончик любопытного блэковского носа то и дело показывает из-под обрамления.

Наконец явился сам Северус. Прелестное дитя, державшее его за руку, оказалось девочкой никак не больше 3-4 лет отроду. Профессор теперь уже ЗОТС поздоровался с директором и призвал застывшего в молчании ребенка сделать тоже. Саманта послушалась. Потом длинный бородатый волшебник пригласил их присесть и протянул девочке лимонные дольки. Та перевела взгляд на Северуса.

- Бери, если хочешь, - от чего-то чуть хрипло произнес он.
Она посмотрела ещё раз на россыпь долек и, морщась от ощущения легкой тошноты, ответила:

- Нет, Спасибо.

- Как хочешь, - добродушно ответил Дамболдор, убрал пиалу со сладостями обратно на стол и начал расспросы.

- Так кто же эта девочка? – поинтересовался он у Снейпа.
Тот, вместо ответа, лишь бросил недоверчивый взгляд на стену, завешанную портретами, и они тут же по мановению палочки директоры были развернуты тыльной стороной к зрителям.

- Спасибо, Альбус, - поблагодарил зельевар. – Давай приступим.

- Так кто же она?

- Прежде всего, волшебница. На самом деле, моя племянница. Но для всех моя наследница и моя дочь, - глухо ответил Снейп.

- Ясно, Северус.

- Есть ли у тебя папа? – Задал директор вопрос теперь маленькой девочке.

- Наверное, уже есть… - тихонько пробормотал ребенок.

- А сколько тебе лет?

Она неуверенно зажала два пальца и Снейп ей помог:
- Три.

- Такая маленькая, а такая сообразительная. Ну, что ж. Что ты от меня хочешь, Северус, спросил Альбус со вздохом.

- Я хочу поместить эту девочку к Молли, поэтому дом должен показать Хранитель, - скрытое подозрение в голосе Альбуса хоть и немало раздражало Снейпа, но он не подал вида.

- Хорошо, я сделаю это.

- Спасибо, Альбус.

- Что ты, Северус, я же говорил тебе «всегда обращайся» - улыбнувшись кончиками губ, возразил директор.

- Посмотри на меня, - отрывисто попросил Снейп Саманту. – Ты теперь Саманта Снейп. Можешь называть меня отцом или папой. И не слова о маме, поняла меня? Ради её собственного блага, поверь мне, лучше ни слова.

- Я Смит.

- Раз ты здесь, значит уже это не так. Поговорим об этом потом, а пока пошли. Не будем заставлять нас ждать.

- Я устала идти, - пожаловалась Сэмми.

Новоявленный отец изобразил на лице крайнее неудовольствие, но подхватил девочку на руки, и все втроем подошли к горгулье. Однако дальнейших путь оказался куда короче, чем мог себе предположить Снейп. Дамблдор направил палочку на пустой фрагмент стены прямо у выхода, и на ней образовалась большая картина девочки постарше Сэмми, но, возможно, ещё не школьницы.

- Жди меня здесь, - попросил директор и скрылся за отварившимся перед ним портретом.
Абефорд, завидев своего брата, спросил небрежно:

- Ты что-то часто последнее время. Чего тебе надо?

- Здесь никого больше нет?

- Нет, Альбус, только ты. Но в любой момент кто-нибудь может появиться. Ты же знаешь, я впускаю
всех посетителей.

- Я знаю. Появятся или нет, это уже не мои проблемы.

- Ты всегда был таким и таким умрешь, - сказал брату вслед Абефорд, прежде чем тот скрылся за
портретом Ариадны.

Оказавшись снова в своем кабинете, Дамблдор проговорил:
- Северус, прошу, - и указал на изображение своей сестры. Через секунду Снейп и Сэмми очутились в кабаньей голове, а затем туда вернулся Альбус Дамблдор.

Абефорд смотрел на всех троих искоса, но стоя за своей стойкой, не промолвил и слова.

- Отсюда прямо и будем аппарировать? – поинтересовался Северус.

- Да, - коротко ответил директор.

Через мгновение наши посетители покинули Кабанью голову и оказались неподалеку от Норы.

- Маленькая колдунья, - обратился к Сэмми Альбус, - Как ты себя чувствуешь?

- Сойдет, - пробормотала та. Северус спустил её с рук и Альбус продолжил:

- Видишь дом, вон там. Этот «Нора». Туда вы сейчас пойдете, с папой, объяснял Альбус, не забыв
сделать особое ударение на последнем слове.

А этот папа, пытаясь сохранить спокойствие, в очередной раз поблагодарил Альбуса и спросил:

- Это всё?

- Да, ведь она видит дом. Я думаю, этого достаточно.

Северус кивнул и Альбус исчез.

- Ты не думай, что я снова возьму тебя на руки. Здесь идти всего ничего, - с раздражением бросил наш горе-отец своей девочке. Девочка же на это просто промолчала, так она умаялась задень. Они вдвоем брели к обиталищу семьи Уизли. Северус пытался представить, чем это всё обернется в будущем.

@темы: Гарри Поттер, макси, фик

Комментарии
2013-02-14 в 22:27 

venbi
Забавное начало!))

2013-02-15 в 12:59 

SvetaR
Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет. SvetaR
А название есть?

2013-02-15 в 13:05 

Lady Owlet
Борец с грызунами
Называется "Другая история".
Благодарю за отзывы. =)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мультифэндомное дженовое сообщество

главная