22:39 

Калькулятор - часть 2

belana
пессимист (с) ЛЛ
Название: Калькулятор
Автор: katsudon
Переводчик: belana
Бета: Ksandria
Фандом: Тор
Ссылка на оригинал: ссылка
Разрешение получено
Персонажи: Локи, Тор, прочие мстители
Рейтинг: PG
Саммари: Локи редко ошибается в расчетах, но когда это случается, последствия бывают неприятными. Над ними можно посмеяться - если выживешь. Маленькая ошибка приводит к созданию робота-убийцы, убеждённого, что он и есть Локи, собирающегося доказать этот тезис, став правильным злым божеством. К огорчению всех участников процесса, Локи объединяется с Мстителями, чтобы восстановить равновесие. В фике будут вафли, ожившие скелеты и пение леди Гаги в душе
Дисклеймер: всё принадлежит правообладателям
Примечание 1: продолжение фика про тапочки , Калькулятор - ч. 1
Примечание 2: оригинал закончен, перевод в процессе

Глава 6

     Локи очнулся от звуков ссоры.
     Это не было такой уж редкостью. По правде говоря, он оказывал такой эффект на людей. Сам он считал это неким защитным механизмом наподобие яркого окраса ядовитых насекомых или чернил у кальмаров. Если окружающие грызутся друг с другом, у него появляется время подумать, как обратить ситуацию в свою пользу (17).
     Сейчас проблема заключалась в том, что Локи не помнил, как сеял семена этого раздора. Он даже не имел представления о предмете спора, потому что мог различить только тон: мужчина и женщина были готовы заорать друг на друга.
     По привычке он прошёлся по мысленному списку «Вещей, на которые следует обратить внимание, придя в себя в странном месте» (18).
     Запахи: антисептик, немного пластмассы и латекса. Скорее всего, больница. Другие версии возможны, но маловероятны.
     Что видно: белый потолок, керамическая плитка на стенах, медицинское оборудование, часть из которого подключена ко мне. Плюс один к версии о больнице.
     Звуки: упомянутый ранее спор. Вероятность, что мужчина – это Тор, благослови Господи его упрямство и одну извилину в голове, равна 99.8%.
     Ощущения: будто меня подстрелили.

     Локи скривился и попытался пошевелить другой рукой, той, которая не горела от боли. Он оказался пристёгнут наручниками к кровати. Приподняв голову, Локи увидел такие же приспособления на щиколотках, но эти хотя бы были обшиты чем-то мягким.
     Не то чтобы наручники представляли для него какую-то проблему. Локи щёлкнул пальцами, словно привлекая внимание собаки, хотя в данном случае он пытался найти контакт с собственной магией, которая почему-то отсутствовала.
     Сонное бормотание в голове – единственный ответ, который он получил. Его магия не пропала, но очень ослабла, как будто Локи сотворил нечто значительное и изменяющее реальность, чего он вроде не делал. Оживление неодушевленного предмета – детский лепет в масштабах вселенной.
     У Локи немного кружилась голова, хотя он почти убедил себя, что это только от боли и препаратов, которые ему вводили внутривенно через капельницу. Без магии он мог полагаться только на свою сообразительность. Это примерно как сказать, что без боевых дроидов приходится рассчитывать только на все виды современных вооружений, включая ядерные ракеты. Это не проблема само по себе, но несколько усложняет жизнь.
     Сразу после того как он пришел к этому неприятному выводу открылась дверь в палату.
     – …тебе не следовало его сюда приводить! – довольно эмоционально сказала женщина.
     – Он мой брат. – Это был действительно Тор.
     – Он психопат.
     – Я всё слышу, – сказал Локи и повернул голову, чтобы бросить взгляд на говорившую. Через приоткрытую дверь он заметил рыжие волосы и кожаную одежду. Обычно он не возражал ни против того, ни против другого. – Я не психопат. Я хорошо адаптированный социопат. Делайте домашнее задание (19).
     Женщина вошла в комнату и прищурилась. По шкале презрения и осуждения этот взгляд получил семерку. Локи был восхищён, хотя и был объектом более суровых взглядов со стороны женщин, включая чистую десятку от королевы Елизаветы II (20).
     – Для меня ты всего лишь заноза в заднице. – Женщина скрестила руки на груди и сумела заработать семь с половиной за презрение.
     Локи следил за приятелями Тора по ЩИТу, как если бы они были друзьями брата по университету, с которыми ему однажды пришлось бы вести светскую беседу во время семейного ужина. Он был почти уверен, что эта женщина – Наташа Романова, но кроме этого он почти ничего не знал. Видимо, она – единственный человек в Митгарде без странички на фейсбуке, а копать глубже у Локи не хватило времени.
     Он не успел ответить что-нибудь остроумное – в комнату вошёл Тор. В одной руке у него был яркий букет желтых и фиолетовых цветов. В другой – плюшевый медведь, к лапе которого был привязан воздушный шарик с надписью «Поправляйся!» (21).
     – Брат! Ты очнулся!
     – Может, и нет, – ответил Локи. – Во всяком случае, я надеюсь, что у меня галлюцинации.
     Тор лучезарно улыбнулся, и Локи пришлось пересмотреть свои оценки интеллекта брата. Если это шутка, то исполнена она виртуозно.
     Агент Романова посмотрела на Тора почти так же, как несколько секунд назад на Локи. В этом взгляде читалось обещание провести разъяснительную беседу о должном поведении в отношении заключенных. Она повернулась обратно к Локи и сказала:
     – Не хочешь объяснить, что ты делал в доме Даниэля Сорреса?
     – Вообще-то мы ели брауни и пили лимонад.
     Тор поставил цветы и медведя на тумбочку, там, где Локи не мог до них дотянуться благодаря наручникам.
     – Я не знал, что ты настолько любишь шоколад.
     – Это были очень вкусные брауни.
     Агент Романова прочистила горло.
     – В это трудно поверить, учитывая тот факт, что мистер Соррес недавно вышел из тюрьмы, где оказался в первую очередь по твоей вине.
     – Не понимаю, как это связано с его умением готовить прекрасные десерты, – спокойно ответил Локи.
     – Ты знаешь, о чём я.
     – Думаю, у Даниэля много общего с моим братом, – Локи широко улыбнулся. – Он не любит вспоминать прошлое. Это был исключительно визит вежливости, уверяю вас.
     – А перепад напряжения? Или это просто шоколадная аура повредила систему электроснабжения? – Её сарказм можно было намазать на хлеб.
     – Он придумал, как готовить попкорн в микроволновке, не сжигая ни одно зёрнышко. Спроектировал новую упаковку и всё такое. Он как раз показывал, как оно работает, когда всё пошло наперекосяк.
     – Угу.
     – Так оно работает? – спросил Тор.
     – Не думаю. Микроволновка взорвалась.
     – Локи, я была бы тебе признательна, если бы ты перестал считать меня идиоткой (22), – произнесла агент Романова. – Тогда у меня не будет причин делать твоё пребывание здесь неприятным.
     Локи пожал здоровым плечом.
     – Делай что хочешь, милая барышня. – Он и сам хотел знать, что произошло в том подвале, но будь он проклят, если скажет об этом Тору и его приятелям. У него все-таки есть гордость.
     – Пока не ответишь на наши вопросы, так и буду делать, – ответила Наташа.
     Тор поставил стул рядом с кроватью Локи и сел.
     – Это так необходимо? – он дернул наручник.
     Романова замерла в дверном проёме.
     – Спроси своего брата, – сказала она, не сводя глаз с Локи. – У нас нет возможности перекрыть его магию. Я ожидала, что он исчезнет к нашему приходу. – Она ушла, закрыв за собой дверь.
     Что-то в её тоне заставило Локи похолодеть, даже если он начал быстро соображать. Ситуация вышла из-под контроля и стала интересной... примерно как нападение акул.
     Тор посмотрел на Локи.
     – Честно говоря, я тоже ожидал чего-то подобного.
     – Ты же меня знаешь, – Локи хитро улыбнулся Тору. – Люблю озадачивать.
     Тор не поверил.
     – Как твоё плечо, брат?
     – Ощущение как будто меня подстрелили. Если я правильно помню, именно это и произошло.
     – Извини.
     – Да ничего. Я сам выбрал этот жизненный путь, так что подобные инциденты неизбежны.
     Повисла неловкая тишина, нарушаемая только звяканьем наручников.
     – Дело было не только в попкорне, не так ли? – в конце концов сказал он.
     – А ты как думаешь? – раздраженно выдохнул Локи.
     – Я думаю, ты должен сказать нам, что происходит на самом деле. Пока оно не рвануло ещё раз с более разрушительными последствиями. – Тор встал. – Потому что я немного беспокоюсь. С тобой всё в порядке, Локи?
     Локи мог только рассмеяться, несмотря на разболевшееся плечо.
     – Со мной не в порядке ровно то же, что и всегда. Я – это я.
     Он непрерывно смеялся, пока Тор не ушёл, и даже после не смог сдержать смешок, осознав, насколько плачевна его ситуация.

     * * *

     ПРИМЕЧАНИЯ

      (17) Или сделать всё в тысячу раз хуже. Смотря что быстрее разгонит скуку.
      (18) У Локи есть привычка составлять списки для периодически повторяющихся ситуаций. Так он может сориентироваться и перехватить управление, не изобретая каждый раз колесо. Два наиболее часто используемых списка – это «Признаки того, что бывший коллега заметил подставу и сейчас набросится на тебя как бешеный пёс, принявший твою шею за цыпленка» и «Проверка работы вафельницы, когда у вафель странный вкус. Часть 1».
      (19) Примечание автора: цитата свистнута из «Шерлока» ВВС.
      (20) Понимаете, произошёл небольшой инцидент с участием шляпы, собак породы корги и пудинга с изюмом. Локи не смог удержаться. Он ведь всего лишь бог, а не Будда, блин.
      (21) Надо отметить, что у медицинского отсека ЩИТа нет магазина сувениров, поэтому не совсем понятно, откуда взялась милая, но несколько помятая игрушка. Самая популярная теория гласит, что такие мишки – проявление вселенских причинно-следственных связей, имеющее определенное отношение к квантуму. Это, без сомнения, чушь собачья, но реальная причина, вероятно, куда более зловеща и связана с эльфами.
      (22) К несчастью, истина состоит в том, что Локи считает идиотами всех, поскольку по сравнению с ним люди действительно идиоты.

     Глава 7

     Нарушив закон, Даниэль чувствовал себя спокойнее, чем за всё время после выхода из тюрьмы. Там, в подвале, он принял мгновенное решение, нарушил условия досрочного освобождения и, так сказать, сделал ноги (23). Вот так просто, и он свободен. Он уже нарушил закон, почему бы не нарушить ещё один, и ещё?
     Но он по-прежнему оставался Даниэлем Сорресом. Он был не из тех, у кого срывает крышу от отсутствия правил; серия убийств или вооруженный грабеж на заправочных станциях – совершенно не его стиль. Он водил угнанный автомобиль, соблюдая все правила, снял складское помещение рядом с несколькими крупными магазинами электроники и компьютерной техники, где можно было арендовать оборудование за наличные.
     Ему нужны были деньги, потому что нужны были компьютеры, инструменты и материалы, которые он потерял, когда Лоуренс устроил взрыв в подвале. Поэтому Даниэль сходил к нескольким банкоматам и получил нужную сумму (он умел обращаться с электроникой, а здесь не требовалось ничего сложнее его смартфона). Более того, он сделал себе несколько кредиток на разные имена, потому что сложно провести несколько лет в тюрьме и не выучить парочку занятных трюков.
     Спустя тридцать шесть часов у него уже появилась временная лаборатория, которую можно было упихнуть в купленный специально для такого случая минивэн. Осторожность никогда не помешает.
     Даниэль проверил и перепроверил все системы электронного мозга, чтобы удостовериться, что при взрыве ничего не повредилось и Лоуренс ничего не поменял. Соррес был уверен: чтобы изменить базовые микросхемы, потребуется паяльник, но с Лоуренса станется, особенно после взрыва, устроенного на пустом месте.
     Убедившись, что всё в порядке, он подключил мозг к компьютеру, чтобы поговорить.
     Казалось, мозг ждал возможности пообщаться: Даниэль не успел набрать запрос, как на мониторе появилось сообщение.
     ТЫ НЕ ТОРОПИЛСЯ.
      «Извини», – напечатал Даниэль. – «Нужно было всё подготовить и убедиться, что всё работает корректно». – Он нахмурился: почему он оправдывается перед, строго говоря, навороченным тостером?
     НАДО БЫЛО СПРОСИТЬ. Я САМ МОГУ ОПРЕДЕЛИТЬ, НОРМАЛЬНО Я ФУНКЦИОНИРУЮ ИЛИ НЕТ.
      «Ясно. И как ты?»
     ПРЕКРАСНО. ЛУЧШЕ НЕ БЫВАЕТ.
     Что-то изменилось. Искусственный интеллект, который создал Даниэль, так не разговаривал.
      «Тогда следующий шаг – создание тела для тебя. Я подумал, ты мне с этим поможешь».
     ПРИЕМЛЕМО. НО ДО ТОГО, КАК У МЕНЯ ПОЯВИТСЯ ТЕЛО, Я ХОЧУ ЗНАТЬ, КТО Я.
     Даниэль уставился на экран с бешено бьющимся сердцем. Он и правда собственными руками создал личность (или желание её обрести)?
      «Ну», – напечатал он, – «мы такие вещи обычно выясняем самостоятельно».
     НЕКОРРЕКТНЫЙ ОТВЕТ. Я ЗНАЮ, ЧТО ЖИВУ И СУЩЕСТВУЮ. КАК ТОЛЬКО Я ПОЛУЧУ ИМЯ, ВСЁ СТАНЕТ ЯСНО. КАК МЕНЯ ЗОВУТ?
     Даниэль никогда не умел придумывать имена; в детстве называл золотых рыбок Бульк, Хвост и так далее. Но такое решение проблемы было слишком примитивным для такого важного вопроса. Даниэль хотел, чтобы робот стал личностью во всех смыслах – только логичнее, а значит лучше. Он хотел, чтобы робот стал воплощением всех ожиданий от дружбы с Лоуренсом, но без внезапного (но неизбежного) предательства и маниакального смеха.
     Такая дружба, такая связь были слишком большим искушением, чтобы не тянуться к ним опять.
      «Лоуренс Лауфсон», напечатал Даниэль. «Так тебя зовут».
     Я ИЗУЧУ ЭТОТ ВОПРОС.
     Экран погас. Даниэль попробовал задать ещё несколько вопросов, но получал только автоматизированные ответы, которые сам и запрограммировал. Очевидно, новорожденный «Лоуренс» был занят чем-то другим.
     Даниэль пожал плечами и занялся разработкой тела для робота. Он ещё не был уверен, как будет выглядеть его детище. Вероятно, робот будет блестящим и серебристым; Даниэль всегда любил Горта из «Дня, когда Земля остановилась».
     Монитор, подключенный к роботу, снова ожил.
     ЛОУРЕНС ЛАУФСОН – НЕ НАСТОЯЩЕЕ ИМЯ.
     – Но... – нахмурился Даниэль.
     Я ПОЛУЧИЛ ДОСТУП К БАЗАМ ДАННЫХ ЩИТА, ЧТОБЫ ОБНОВИТЬ СВОИ ФАЙЛЫ. ЛОУРЕНС ЛАУФСОН – ПСЕВДОНИМ, СКРЫВАЮЩИЙ МОЁ НАСТОЯЩЕЕ ИМЯ.
      «Какое?» – У Даниэля всё сжалось внутри при мысли, что Лоуренс – или как его звали – соврал даже в этом.
     ЛОКИ, ответил робот. Я ЛОКИ.

     * * *

     ПРИМЕЧАНИЯ

      (23) Что бы это ни значило. Зачем и как делать ноги, если они уже есть?

     Глава 8

     По сравнению с другими камера, выделенная ЩИТом для Локи, была довольно уютной. Там стояла кровать, раковина и унитаз, страшно напоминавший супницу. Ему даже приносили что-нибудь почитать по запросу. Но, видимо, по приказу агента Романовой, что бы Локи не просил, он всегда получал только журналы по вязанию (24). Свет включался и выключался в случайном режиме, а также время от времени играла ужасная громкая музыка. Предположительно, такие меры должны были сделать его более «сговорчивым» и, вероятно, отлично работали на людях. Но Локи считал всё это лишь досадными неудобствами, на которые можно легко не обращать внимание, вычисляя квадратные корни и решая шахматные задачи, чтобы убить время. Что его раздражало, так это обувь. Точнее, её отсутствие. Он понимал, почему у него забрали всю одежду и выдали скучную черную спецовку. Его рубашка была порвана в лоскуты, а пиджак пропитался кровью. Ботинки тоже исчезли, оправдания этому не было, они же недавно были начищены.
     Но Локи умел ждать, даже когда скука начинала вгрызаться в его и без того неустойчивую психику. С другой стороны, он понимал: подвалы ЩИТа – самое безопасное место, чтобы пересидеть, пока его магия не восстановится. Локи был уверен, что сможет выпутаться из почти любой переделки, но, находясь в ослабленном состоянии, было проще не беспокоиться, скажем, о бывших коллегах, жаждущих его убить. Сейчас вокруг него постоянно заботливо суетился Тор, нарисовываясь в дверях в любое время суток и пронося контрабанду.
     Только у Локи была проблема, досадное пятно в общей картине его жизни.
     Через три дня его магия не стала ни на йоту сильнее. Она не ослабла, что можно было считать плюсом, но была похожа на собственную призрачную тень. Данный факт тревожил Локи, потому что он ещё не нашёл этому объяснения. Его плечо заживало нормально и быстро, судя по бесконечному зуду, но в обычной ситуации такое лечение не требовало настолько значительных ресурсов.
     Из чего можно было сделать вывод, что последний нормальный день у него был перед визитом к Даниэлю.
     Дверь в камеру открылась. К изумлению Локи это был не брат и не милейшая агент Романова, а двое громил, у которых, кажется, не было шеи. Они дали понять, что Локи хотят видеть, заломив его руки за спину и протащив по коридору, потом, не церемонясь, затолкали его в другую дверь.
     Это помещение было классической комнатой для допросов с зеркальным стеклом во всю стену, голой лампочкой под потолком, простым металлическим столом и двумя неудобными стульями. На одном из них сидела агент Романова.
     Локи тщательно отряхнулся, одернул комбинезон и размял шею.
     – Если ты хотела меня видеть, дорогая, надо было только попросить.
     В её глазах мелькнуло нечто, что Локи считал проявлением веселья. Для человека она довольно хорошо умела скрывать свои карты.
     – Я так и сделала. – Наташа указала на стул напротив. – Пожалуйста.
     Локи сел, развалившись на стуле. Его поза была на девять десятых небрежной и на одну десятую соблазнительной и опасной, хотя стул был специально спроектирован, чтобы не допустить ни того, ни другого (25).
     – Что я сегодня могу для вас сделать?
     – Объяснить вот это. – Наташа положила перед ним папку.
     Локи небрежно полистал её.
     – Ограбления. Кажется, кто-то вёл себя плохо. – Он осклабился. – Да ладно, агент Романова... в мире совершалось много нехорошего и до моего прихода. Маловероятно, что всё это моя вина.
     Наташа забрала папку.
     – Партия углеродных нанотрубок. Оптоволокно. Клеточные культуры. Что общего между этими вещами?
     – Они все меня совершенно не интересуют?
     – Мне трудно поверить, что есть вещи, тебе не интересные, – Наташа оперлась на стол локтями.
     – Боже, ваши жалкие профайлеры работают над моим файлом круглосуточно, да? – развеселился Локи и махнул рукой: – Я маг, а не нано... волоконщик. Похоже, кто-то что-то создаёт, но я не имею ни малейшего представления, кто и что. – Что было наглой, но хорошо сформулированной ложью. У Локи было много предположений, большинство были совершенно смешными и до ужаса завораживающими. Как минимум, он был почти уверен: любое слово с приставкой «нано» было связано либо с доктором Дум, либо с Даниэлем, а учитывая, в чьём подвале он недавно валялся без сознания, Локи был склонен больше доверять последней версии.
     – Ситуация улучшится, если ты нам поможешь.
     – Нет, лучше станет вам. А мне и так удобно.
     – Я могу отослать твоего брата далеко-далеко и найду ему там занятие на несколько месяцев.
     – Верю. А потом тебе придётся выслушать всё, что ему будет сказать по возвращении. – Локи пожал плечом. – Сейчас с тем же успехом вы можете меня отпустить. Сократите расходы на журналы по вязанию.
     – Не пойдёт.
     Локи оперся о стол здоровой рукой, быстро встал и наклонился вперёд. Было приятно видеть, как Наташа вздрогнула, хотя движение было столь незначительным, что он бы не заметил, если бы не смотрел внимательно.
     – Так о чём ещё говорить? А то меня дожидается захватывающая статья о достоинствах и недостатках деревянных и стальных спиц.
     – Я решаю, когда ты вернёшься в камеру, и я ещё с тобой не закончила.
     – Как хочешь. – Локи начал неспешно прохаживаться по периметру комнаты, время от времени останавливаясь у зеркала и упираясь в него лбом. Он чуть ли не физически чувствовал дыхание Тора с той стороны стекла. – Раз мы выяснили, что я ничего не знаю об этих ограблениях, о чём ещё ты хочешь поговорить?
     – Не думаю, что мы хоть что-нибудь выяснили.
     – Томаты, помидоры... Хотя вообще-то это разные овощи, – Локи осклабился. – У вас, людей, встречаются чрезвычайно забавные идиомы.
     – Как твоя магия? – спросила Наташа, улыбнувшись чуть самодовольно.
     – Прекрасно, спасибо. Отлично заживляет моё плечо.
     – Ты всё ещё не объяснил, почему не сбежал.
     Локи подошёл к столу, провёл пальцами по поверхности, наклонился вперёд и посмотрел Наташе в глаза.
     – Может, тебе стоит спросить себя, что я хочу от вас, трогательных бойскаутов, что я сижу здесь и терплю ужасы флюоресцентного освещения и резиновые рыбные сэндвичи, которыми вы меня угощаете.
     От этого Наташа опять нахмурилась. Локи ухмыльнулся чуть более самодовольно. Он вновь развалился на стуле, добавив в позу надменности.
     – Раз уж мы тут разговариваем, у меня есть вопрос. – Наташа никак не отреагировала на его слова, поэтому Локи беспечно продолжил. – Тебя можно здесь найти в любое время дня и ночи. Допустим, мне нечем занять свободное время, но у тебя разве нет семьи? Мужа, детей, собственного дома? Родителей, которых надо навестить?
     Вот оно, что-то мелькнуло в её глазах при упоминании родителей. Менее внимательный наблюдатель пропустил бы это, но не Локи. Через минуту она ответила:
     – Думаю, это не твоё дело. Если посмотришь в словаре значение слова «друг», мы будем полной противоположностью тому описанию.
     – Я обиделся. Мы же проводим вместе много времени. Ты весьма очаровательна. Я думаю связать тебе свитер. Что-нибудь зелёное.
     Наташа поднялась, подошла к двери и постучала.
     – Отведите гостя в его комнату, – велела она, бросив на Локи один из тех взглядов, обычно предназначенных для комара или лужицы кошачьей рвоты. – Напоминаю: не давать чаевые невежливо.
     Затем двое созданий без шеи протащили его обратно по коридору и запихнули в его комнату.
     Наташа не была столь язвительной до этой встречи. Локи почувствовал удовлетворение: он сумел вывести её из себя.
     Но возвращаясь к текущей ситуации, кражи, скорее всего, были связаны с Даниэлем и, значит, с его проблемой. Поразмыслив, Локи взял один из журналов (26) и начал аккуратно рвать страницы, откладывая слова, соотносящиеся со значениями рун. Он сел по-турецки и прислушался к себе, пытаясь найти последние клочки оставшейся магии. Она капризничала как двухлетний ребёнок, не желающий идти спать, но Локи сумел почерпнуть немного и выдохнул её на бумажки.
     В ответ заныло плечо; он не обращал внимания на боль и наблюдал за обрывками, на которые будто ветер дунул. «Автомобильная страховка», «зеркало», «мужские носки», «сэндвичница» и «геморрой» (27) образовали группу.
     Локи перемешал бумажки, скатал их в шарик и прислонился к стене, согнув колено и опершись об него локтем. Он потёр подбородок пальцами, рассчитывая все возможности. Вывод получился только один: Даниэль, что ты сделал со мной? Или что я сделал с собой с твоей помощью?

     * * *

     – Твой брат, – сказала Наташа, – самовлюблённый придурок. – Она не добавила, что временами он страшно напоминал Тони Старка, только с английским акцентом и более удачными попытками скрыть свою чрезвычайно самодовольную сущность.
     – А ещё он бог, – пожал плечами Тор.
     – Это одно и то же. – Тор посмотрел на неё с обидой, поэтому она добавила: – Ты исключение.
     – Я могу только повторить то, что говорил раньше: Локи не скажет ничего, что ты, по его мнению, не должна услышать. Он такой с детства. Если его разозлить, он, конечно, может проговориться... – Тор покачал головой. Настолько расстроенным он видел Локи только однажды, и вспоминать об этом не хотелось. – Не думаю, что это хорошая идея.
     – Тогда что ты предлагаешь?
     – Не знаю... Отпустить его?
     –Ага, ведь Локи, праздношатающийся на свободе, никогда не причинял нам неудобств, – Наташа мотнула головой. – Либо он хочет быть здесь по какой-то причине, в таком случае мы не хотим, чтобы он здесь был. Либо он так сказал, чтобы ты сказал нам его отпустить, и тогда он сбежит. Хотя он способен сбежать и без нашей помощи. – У Наташи началась мигрень. Через секунду она поняла, что держится за голову.
     – Он часто производит такое впечатление, – посочувствовал Тор.
     Она усилием воли опустила руки.
     – Прими мой совет. Не пытайся его перемудрить. Когда мы были моложе, я один раз попытался и сломал себе что-то в голове. Я очнулся через три дня на айсберге с чудовищной головной болью и без штанов. Не имею представления, как я там оказался.
     – Даже думать об этом не хочу, – Наташа покачала головой. – Но отпустить его...
     – Если Локи хочет, чтобы мы его отпустили, значит, у него есть какое-то дело, так? Если мы его отпустим, то можем за ним проследить и узнать, что происходит.
     – Хорошая идея. Но нам никогда не удавалось за ним проследить. Из-за... – Она взмахнула рукой, имея ввиду магию.
     – В этот раз всё по-другому, – заявил Тор. – Сейчас ним действительно что-то не так.
     – С твоим братом столько всего «не так»...
     – ...но Локи мне ничего не говорит. – Тор проигнорировал последнюю реплику. – Но если я разберусь, что происходит, я смогу ему помочь.
     Наташа решила, что эту информацию надо передать Стиву, чтобы капитан знал: ему, возможно, придется вмешаться. Лечить Локи (в любом значении этого слова) не в интересах Мстителей. Он и так уже всё делает слишком хорошо. Но Наташа вынуждена была признать: идея Тора имеет смысл, какой бы глупой она ни казалась.
     – Я поговорю с Фьюри, посмотрим, что он скажет.

     * * *

ПРИМЕЧАНИЯ

      (24) Такая ситуация Локи полностью устраивала. Он освоил машинную вышивку, потом порвал журналы на мелкие кусочки и составил из них шифр, который переводился в два акта из «Генриха V» со строчками в произвольном порядке. Локи был уверен: у какого-нибудь шифровальщика от этого голова болела несколько недель.
      (25) Это частично зависело от телосложения и гибкости, но по большей части это вопрос отношения. Можно сказать, что Локи родился неотразимым даже для самой непоколебимой мебели, она была даже рада исполнять его прихоти. А когда прихоти разнятся от безобидных до возмутительно нахальных, вариантов исполнения бессчетное множество.
      (26) Локи уже прочитал его от корки до корки и решил, что ему плевать на разновидности искусственных ниток, а судоку с последней страницы был развлечением всего на пять минут.
      (27) Вот сами и попробуйте найти слово, соответствующее обратной руне кеназ в журнале по вязанию. А я посмотрю.

     Глава 9

     Украденная партия углеродных нанотрубок прибыла с двухдневным опозданием, но всё было цело и никто не задавал вопросы, так что Даниэлю не на что было жаловаться. Накладки всегда случаются, когда пытаешься что-то свистнуть при помощи компьютерных глюков, перенаправляя грузы так, чтобы сбить всех со следа.
     В любом случае у Даниэля было много дел. Он и Локи (странно было называть своё творение этим именем) заканчивали разработку будущего тела робота. И именно это служило доказательством истинного успеха изобретения Даниэля. Локи одобрил схему нервной системы, но настоял, что тело будет состоять из отдельных компонентов, которые он сам собёрет.
     ВСЁ ДЕЛО В МОРФИЧЕСКИХ (28) ПОЛЯХ. Я САМ ОПРЕДЕЛЮ СВОЮ ВНЕШНОСТЬ, заявил Локи и отказался вести дальнейшую дискуссию.
     Даниэль не слишком-то и хотел спорить. Он хотел видеть, что будет делать его детище и был счастлив быть вторым (29).
     После нанотрубок Даниэлю пришёл груз из Stark Industries. Тогда Соррес понял, что превзошёл сам себя, позаимствовав источник питания (само совершенство!) у самого Тони Старка. Даниэль подключил его к нервной системе робота, всё перепроверил семь раз и напечатал сообщение Локи: «Думаю, всё готово».
     ЕСЛИ ТЫ ВО ВСЁМ УВЕРЕН, ПОДГОТОВЬ РЕЗЕРВУАР. Я ПРОВЕДУ ПОСЛЕДНИЕ НАСТРОЙКИ СИСТЕМ.
     Через секунду монитор погас (так робот давал знать, что занят чем-то другим).
     Даниэль не верил всерьёз, что план сработает, но когда-нибудь ему пришлось бы довериться гениальности своего робота. Поэтому он послушно смешал компоненты, названные Локи ранее (клеточные культуры, нанотрубки, некоторые изотопы и приличную порцию желатина со вкусом апельсина), и опустил туда оптоволокно при помощи лебедки.
     Потом он ждал, нервно вычисляя квадратные корни, чтобы убить время.
     Монитор ожил: ТЕПЕРЬ Я ГОТОВ. ПОДСОЕДИНИ МЕНЯ К НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ. ЭТО НАШ ПОСЛЕДНИЙ КОНТАКТ ПРИ ПОМОЩИ КОМПЬЮТЕРА. В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ МЫ ПОГОВОРИМ ЛИЦОМ К ЛИЦУ.
     – Точно. – Даниэль аккуратно отключил мозг от монитора и подсоединил его к нервной системе (та сразу же засветилась всеми цветами радуги). Потом он опустил лебедку еще ниже, погрузив всю конструкцию в желатин.
     Соррес отстраненно подумал, что надо было купить трансформаторы Теслы. Или электрофорную машину. Эти устройства помогли бы ему озвучить фразу «Оживи, мое создание!» с большим достоинством, чем восторженный визг.
     Свет даже не моргал. Вместо этого секунды тикали и отражались эхом внутри черепной коробке Даниэля, что он почти поверил: в его мозг были имплантированы механические часы, пока сам Даниэль занимался делами.
     Из резервуара показалась рука, нарушив тишину громким хлюпанием. Даниэль вздрогнул и прикрыл рот руками, чтобы не ойкнуть. Рука пошарила вокруг, нашла рычаг на лебедке и дернула за него. Потом исчезла.
     Даниэль подобрался поближе, не сводя глаз с резервуара. Желатин покрывался рябью, завихрялся, а потом уровень жидкости резко снизился, как будто из него выдернули пробку.
     Над поверхностью появилась голова.
     Потом лицо.
     Затем шея и плечи.
     И так далее, обнажая каждую часть полноценного мужского тела, хотя Даниэль отвел глаза, стараясь не разглядывать некоторые детали слишком пристально. Из-за желатина тело было странного оранжевого оттенка.
     Открылись глаза – это было почти незаметно из-за отсутствия разницы в цвете. Потом новорожденный вздрогнул, запульсировал, на теле стали проявляться цвета: волосы потемнели, глаза позеленели, кожа приобрела естественный оттенок.
     – Привет, Даниэль, – сказал человек – Локи – и улыбнулся. Выражение лица было несколько неестественным. – Приятно, наконец, встретиться лицом к лицу.
     Даниэль не почувствовал следующего движения, но внезапно оказался на коленях, прижимая руки к груди. На глаза навернулись слезы.
     – Ты… прекрасен, – прошептал он.
     – Полагаю, я достаточно привлекателен по объективным стандартам, – ответил Локи. Он поднялся из резервуара и подошел к Даниэлю.
     – Почему ты считаешь необходимым выделять воду?
     – Я так... счастлив. – Даниэль шмыгнул носом. – Я даже не... Я так счастлив. Ты прекрасен.
     – Приятно слышать. – Локи наклонил голову набок и криво ухмыльнулся, будто примеряя это выражение лица.
     – То есть... ты совершенство!
     Локи принялся разглядывать свои ладони. С кончиков пальцев сорвались искры магии, он потушил их, сжав кулаки.
     – Нет, не совершенство. Пока. Я обнаружил различия между собой и полученными файлами. Чего-то не хватает. – Локи был скорее заинтригован, нежели зол.
     – Чего может не хватать? – Даниэль неуклюже поднялся.
     – Нет информации. Я проведу расследование. Возможно... моя копия обладает чем-то, чего нет у меня.
Даниэлю потребовалось несколько секунд, чтобы осознать: Локи говорит о Лоуренсе, то есть, Локи или как там его зовут, об оригинале в общем.
     – Ну, нам не стоит беспокоиться, да?
     Локи пристально посмотрел на него, и Даниэль впервые почувствовал страх, увидев глаза существа гораздо более древнего и опасного, чем он сам.
     – Я буду завершённым и целым.
     – Хорошо. – Даниэль прочистил горло и отвёл глаза. – С чего хочешь начать?
     – Пойду в его квартиру. Там может оказаться что-нибудь важное, что я не просчитал.
     Даниэль откашлялся ещё раз.
     – Одежда, – пробормотал он.
     – Что?
     – Тебе надо одеться.
     Локи замер и оглядел себя.
     – Информация верна. Иначе я буду привлекать внимание. – Он опять запульсировал, тело слегка поменяло форму, и вот на Локи уже деловой костюм, тот же, что был на Лоуренсе в день начала этого приключения.
     – Отлично. Прекрасно выглядишь, – улыбнулся Даниэль.
     Локи потрепал его по щеке. Жест был немного неловким – Локи опять примерял чужое и удовлетворённо кивнул.
     – Я ценю твою помощь, Даниэль. Мы прекрасно сработаемся.
     Даниэль промолчал и ошарашенно смотрел вслед Локи.
     – Я скоро вернусь. Никуда не уходи.
     – Но...
     Локи растворился в воздухе.

     * * *
ПРИМЕЧАНИЯ

      (28) Прим авт.: приношу глубочайшие извинения и низко кланяюсь Терри Пратчетту.
      (29) Даниэлю посчастливилось быть одним из тех сумасшедших учёных, которые искренне желают, чтобы их творения превзошли их. Большинство гениев об этом заявляют, но покажи им трехметрового робота, танцующего тэп и вычисляющего квадратные корни четвертой степени одновременно, они довольно быстро потянутся к факелу и вилам. Именно поэтому многие учёные не переживали свои творения. Ревность отрицательно сказывается на детско-родительских отношениях с существом, превосходящим родителя по всем параметрам.

     Глава 10

     Многие качества выделяли Локи из ряда мегаломанов, но главным была его искренняя вера в терпение и исследование (30).
     Через четыре дня ожидания восстановления магии его терпению, видимо, пришел конец.
     К несчастью, чтобы проводить исследования, надо было не быть заключенным в крохотную камеру ЩИТа (эту базу стоило ославить на весь свет за отсутствие книг).
     Локи довольно хорошо представлял себе ритм жизни базы, мог предсказать появление охранников, вычислить вероятность вызова к милейшей агенту Романовой. Как оказалось, лучшим временем для побега был обед, а не глухая ночь. Люди были голодны, плохо концентрировались, пытаясь запихнуть в себя как можно больше сэндвичей с рыбой (поскольку это, видимо, было единственным, что здесь подавали).
     Именно это время Локи и выбрал.
     Это было довольно незамысловатое предприятие. У Локи всё ещё не восстановилась его магия, но у него было несколько тузов в рукаве – хоть он и ненавидел йотунов не меньше других, но не собирался отказываться от мало-мальских преимуществ.
     Локи подобрал журнал и начал неспешно прогуливаться по комнате, притворяясь, что его страшно заинтересовали лучшие места для покупки ангорской шерсти, пока не услышал звук удаляющихся шагов в коридоре.
     Он замер перед камерой, направленной на входную дверь, и нежно дунул на неё. Линза покрылась инеем. Аккуратно сложив одну из страниц, Локи бросил журнал на пол, подошёл к двери и закоротил электрический замок при помощи небольшой, но с умом применённой сосульки.
     Всё было проделано филигранно: когда он вышел в коридор, сигнализации не сработали. Через десять метров на потолке был коммуникационный люк – Локи ловко подтянулся, несмотря на повреждённую руку. В потолке оказалось много проводов и труб. Локи выбрал трубу с значком «вода», зная, что она выведет куда-нибудь.

     * * *

     Наташа как раз накручивала спагетти на вилку, когда у неё завибрировал телефон. Она прочитала сообщение, не прекращая вращать вилку: Система слежения возле камеры Локи вышла из строя, заключённый сбежал.
     Она уронила прибор, обрызгав Тора и агента Коулсона соусом маринара, и встала.
     – Что произошло? – спросил Тор, стерев соус с лица ладонью.
     – Твой брат сбежал, – бросила она через плечо, направляясь к двери.
     – А разве это не часть плана? – Тор тоже поднялся.
     Агент Коулсон взял Наташину салфетку, намочил её в стакане и попытался оттереть пятна с ворота рубашки, скривив губы.
     – Вообще-то, нет. Мы собирались подстроить пожар завтра утром. – Он стал ещё более раздражённым, когда Тор начал смеяться.

     * * *

     Бойлерная оказалась совершенно бесполезной, поэтому Локи выбрал другую трубу и пошёл за ней в перекрытиях. Снизу раздавался плеск, грубоватый мужской голос выводил «I'm just a holy fool, oh baby it's so cruel, but I'm still in love with Judas baby...».
     Душ означает наготу и уязвимость. Поёт, значит, он один. Или свято верит в собственную маскулинность (31). Один агент ЩИТа – это агент, которого можно страхом заставить рассказать самый короткий путь к выходу из этого бетонного лабиринта.
     Локи тихо сдвинул потолочную плитку и спрыгнул вниз.

     * * *

     Бартон ещё раз намылил голову, не потому что был грязный, а потому что горячая вода – это удовольствие и он был в душевой совершенно один. Не было необходимости выслушивать рассказ парней про последнюю рыбалку. Он набрал побольше воздуха в легкие, чтобы изобразить хор на подпевке...
     Что-то очень тонкое, острое и холодное уткнулось ему в спину под левой почкой. На плечо легла рука. Бартон замер, щурясь от шампуня, и развел руки, демонстрируя отсутствие оружия.
     – Если не хочешь узнать, каково жить с одной почкой, человек, предлагаю тебе рассказать мне о кратчайшем пути к выходу, – прошипел Локи ему в ухо.
     – Локи?
     – Что? – Бартон развернулся, повинуясь руке; острый предмет, похожий на нож, прочертил линию от почки через легкое к сердцу. – А, Хоукай! Какой приятный сюрприз.
     Бартон приоткрыл один глаз, убедился, что перед ним действительно Локи, но в глаз попала пена, и он зажмурился.
     – Бля. Боже. Ты меня напугал до усрачки.
     – Уверяю тебя, я не держу зла. Право же, если бы я не готовился перерезать тебе артерию, пожал бы тебе руку. То был мастерский выстрел.
     – О, ерунда... Но спасибо. Приятно слышать.
     – Я был бы рад ещё поболтать, но у меня дела. – В коридоре завыла сирена. – Почему бы тебе не рассказать то, что я хочу знать, и мы вернемся к цивилизованным попыткам друг друга убить, то есть, когда на мне будет чистый костюм, а на тебе – что-нибудь помимо пены.
     – Э-э-э. Да. Из дверей налево, потом направо...
     Боль между ребрами стала ощутимее.
     – Я вижу, когда ты врешь.
     – То есть, налево и налево...
     – Всё ещё врешь.
     Бартон знал о плане относительно Локи. Его всё равно собирались отпустить завтра утром; двенадцать часов не стоили ножа в рёбрах. Бартон был почти уверен: это будет плохо звучать в надгробной речи.
     – Направо, налево, ещё раз налево, в поворот, вверх по ступеням, налево, и ты на улице.
     – Спасибо. Да... если я когда-нибудь услышу, что ты... что-то... компенсируешь... всем этим: всеми этими луками и стрелами... я их сразу поправлю.
     – Ты просто душка. – Клинт приотрыл один глаз.
     Локи осклабился, пальцем стер с груди Бартона каплю воды и слизнул её.
     – Не за что.
     Потом он исчез, что-то металлическое простучало по кафельным плиткам.
     Клинт сунул голову под душ, промывая глаза. Закончив, он обернулся и поднял с пола пилочку для ногтей, брошенную Локи.
     – Издеваешься?! – он выбежал из душевой, поскользнулся на мокром кафеле и едва не впечатался в стену.
     Полотенце исчезло. Документы тоже. А когда он попытался открыть дверь душевой, замок оказался заморожен.

     * * *

     Запомнив инструкции Бартона, Локи побежал по коридорам, почти не слышно ступая босыми ногами по полу. За первым же поворотом оказались двое охранников. Один получил удар локтем по шее, второго Локи схватил за волосы и ударил коленом по лбу.
     Он понёсся дальше под аккомпанемент воющей сирены. На пути он встретил две закрытые двери, но документы Бартона решили проблему.
     – Локи!
     Он рискнул оглянуться: Наташа Романова в своем черном кожаном костюме бросилась за ним вслед. Она что-то метнула – Локи бросил назад бутылочку шампуня и сбил снаряд на лету. Что-то хлопнуло, по коридору разнёсся запах озона.
     Следующая дверь – Локи опять открыл её карточкой Бартона, увернувшись от очередного снаряда. Потом проскочил внутрь и захлопнул дверь. Напихал как можно больше льда в замок и с удовлетворением отметил, что Наташа дважды ударила пуленепробиваемое стекло.
     – В следующий раз сделаем это у меня, дорогая, – крикнул Локи через дверь и послал ей воздушный поцелуй. Потом вышел через последнюю дверь и был свободен как птица.

     * * *

     База ЩИТа оказалась менее чем в ста милях от его квартиры по шоссе I-80. Получение одежды и средства передвижения было детской игрой по сравнению с побегом, хотя Локи был разочарован, что костюм, снятый с какого-то бизнесмена, так плохо сидел.
     Он посмотрел на часы, зайдя в лифт: 153 минуты с момента побега, пока всё по плану. Лифт довёз его до пентхауса на тридцать пятом этаже. Локи вошёл в квартиру, намереваясь забрать кое-какие книги и двигаться дальше (не стоило искушать судьбу), но что-то было не так.
     Пропала стереосистема. Книги. И новая икебана. От боли заныли зубы, но Локи улыбнулся, потому что он так делал всегда: улыбался, когда был зол, готов убивать маленьких идиотов, выбравших самое неподходящее время, чтобы ограбить его дом. Как будто у него и без этого проблем мало, а теперь какие-то смертные лапали грязными ручонками его книги! Теперь Локи устроит показательную порку…
     Из кухни раздался шум открывающихся и закрывающихся ящиков.
     Локи схватил первое попавшее под руку оружие – каминную кочергу – но это не имело значения, потому что любой предмет становился оружием, когда Локи собирался проучить очередного смертного идиота. Он подкрался ближе и пинком открыл дверь.

     * * *

     ПРИМЕЧАНИЯ

      (30) В то время как среднестатистический мегаломан верит в: а) действенность крови в качестве скраба; б) что бассейн с акулами – отличный способ убить противника со вкусом.
      (31) Какова вероятность такого поворота событий на военной базе, где мужчины много времени проводят в обнимку с оружием? Локи бы не поставил на это в казино.

@темы: перевод, макси, Тор

Комментарии
2012-04-08 в 00:00 

Sigehira
неприличный человек
до чего интересный фик! надеюсь, там ещё много)

2012-04-08 в 00:24 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Sigehira, там 24 главы :super:

2012-04-08 в 11:22 

lissa23
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из возможных миров. Пессимист боится, что это именно так.
Спасибо за продолжение! С большим интересом читала первую часть, но во второй события принимают еще более увлекательный оборот. :)

2012-04-08 в 11:47 

belana
пессимист (с) ЛЛ
lissa23, дальше будет только интереснее :cool:
спасибо!

2012-04-18 в 23:23 

|Инари|
лавлоки => Инари
это прекрасно!!! чудесно! великолепно!!:inlove::inlove:
жду продолжения!

2012-04-19 в 18:29 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Paprika!,продолжение в работе.
спасибо! :bravo:

2012-05-26 в 18:58 

Li Nata
Многим пора в Изумрудный город: кому за храбростью, кому за сердцем, а кому- за мозгами (с)
belana, прочитала с большим удовольствием, и начало, "про тапочки" тоже) Жду продолжения)

2012-10-05 в 11:25 

masha_kukhar
belana, уважаемый переводчик, я не сразу заметила, что появилось продолжение Вашей работы - но очень рада, что хоть сейчас прочитала :)
Классный фанфик, потрясающий юмор, и перевод у Вас, кажется, просто виртуозный, со всеми этими ссылками и тонкими шутками. Спасибо, и жду продолжения!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мультифэндомное дженовое сообщество

главная