Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:01 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Название: Пойдем со мной
Автор: Sam-storyteller
Переводчик: belana
Бета: Nadalz
Фандом: Suits
Ссылка на оригинал: ссылка
Разрешение получено
Персонажи: Харви, Джессика
Рейтинг: РG
Саммари: Харви начал свою карьеру в отделе сортировки почты, но Джессика всегда умела разглядеть талант
Дисклеймер: всё принадлежит правообладателям

Это дело совершенно не касалось Джессики, если бы она не настаивала, что всё, происходящее в «Hardman & Wyznecki», её касается.
Она задержалась на работе, спустилась сортировочную, чтобы оставить пакет для курьера на следующее утро, и услышала музыку. Томные речитативы Respect Yourself – и не Арета, а Мэвис Стейплз.
Джессика заглянула в подсобку, где громкость музыки была максимальной. Большая часть курьеров и уборщиков танцевала – в неопознаваемом стиле, но зажигательно. Джессика вошла в комнату и скрестила руки на груди, понимая, что, возможно, делает что-то не то.
Кто-то её заметил, потом – ещё кто-то, музыка в конце концов стихла, люди быстро потянулись к выходу, сваливая вину друг на друга. Джессика уже стала младшим партнером, и всё это знали. Она могла без малейших усилий лишить места любого работника с почасовой оплатой.
В конце концов, в комнате остался только один – молодой человек в форме сортировщиков (хаки и джинсе) и кожаной куртке сверху. Он стоял, широко расставив ноги, сунув руки в карманы и вызывающе вздернув подбородок.



– Дай угадаю, – сказала она. – Это была твоя идея, и ты готов взять на себя ответственность.
– Вы хорошо угадываете, – ответил юноша.
– Угу, у тебя подходящее выражение лица, – сказала Джессика. А парень подошел к стереосистеме и извлек кассету из старорежимной деки. – Это сортировочная, а не танцпол, мистер…
Не отрывая взгляда от стереосистемы, он отвернул полу куртки так, чтобы Джессика увидела имя.
– …Спектер, – закончила она.
– «Танцпол», как мило. – Он наконец повернулся к ней лицом.
– Не желаешь объясниться?
– Знаете, несколько лет назад было проведено исследование на заводе, производящем автомобили, – начал он. – Там на погрузке работал один парень, который иногда… ронял автомобили. Без каких-либо видимых причин. Выглядело это очень эффектно, полагаю.
– Ты пытаешься меня утомить, чтобы я тебя не уволила?
– Так вот, менеджеры изучили его статистику, сравнили с данными других компаний в автоиндустрии и выяснили, что парень, ронявший машины, всё равно совершал меньше ошибок в области техники безопасности, чем его коллеги с других заводов. – Молодой человек самодовольно ухмыльнулся. – Катарсис, мэм. То, что заставляет вращаться этот мир.
– Катарсис, да? – Джессика вздернула бровь.
– Слово греческого происхождения, означает…
– Я знаю, что это, – оборвала она его тираду.
– Я готов поспорить: если вы спросите у других работников компании, то узнаете, что с начала наших «вечеринок» эффективность работы и общее настроение ночной смены этого отдела повысились, – дерзко заявил он.
– И это всё устроил ты.
– Ну, это была моя идея. Моя коллекция музыки. Мы ставим только одну песню в начале смены, и одну – в конце, – добавил он с ноткой отчаяния в голосе. – Я начальник смены. Если хотите кого-нибудь уволить, то это должен быть я.
– Как тебя зовут, мистер Спектер?
– Сводите меня поужинать и, может, узнаете, – ответил он. Джессика улыбнулась.
– Почему ты работаешь на сортировке почты?
– Они меня наняли, – парень пожал плечами.
– У тебя есть университетский диплом?
Он горько рассмеялся.
– Леди, мне семнадцать. У меня даже школьного аттестата нет.
Джессика нахмурилась.
– Сколько времени ты здесь работаешь?
– Пятнадцать месяцев.
– Ты знаешь, что это незаконно, да?
Он опять демонстративно вздернул подбородок. Очень показательный жест.
– Я эмансипирован. Мне нужно присматривать за младшим братом.
– То есть, тебя эмансипировали в пятнадцать?
– В шестнадцать. Засудил штат. И не говорите мне, что это незаконно, мисс Пирсон.
– И ты знаешь, что такое катарсис, – пробормотала она в основном себе.
– Люблю читать, – ответил он с некоторым сарказмом в голосе.
– Умеешь печатать?
– Это что, собеседование?
– Да. – Это привлекло его внимание.
– Девяносто слов в минуту. Я ходил на курсы, – добавил он с той же ровной, почти изумленной интонацией.
– Ты знаешь, как вести картотеку?
– А есть какая-то хитрость, кроме знания алфавита?
– Ты всегда такой засранец?
Он ухмыльнулся.
– Если заплатить мне нужную сумму, я буду самим милым парнем из всех ваших знакомых.
– Какая кошмарная мысль, – заметила она, но не стала развивать эту тему. – Ты знаешь, где мой офис?
– Да.
– Будь там завтра в восемь утра. Приходи в костюме. Если переживешь официальное собеседование, получишь новую работу.
– Какую? – выкрикнул он, когда Джессика уже вышла из комнаты.
– Будешь моим секретарем, – ответила она.

* * *

К концу первой недели в роли секретаря – когда он ходил на работу в двух костюмах, ежедневно их меняя; перестроил её расписание и организовал ей самые спокойные семь дней с момента её повышения до младшего партнера, – Джессика вызвала Харви в свой кабинет.
– Ну что, здесь лучше, чем на сортировке почты? – спросила она.
– Да, мэм. – В нём не было и следа хмурого мальчишки, которого она обнаружила в подсобке; во всяком случае, рядом с ней. Она видела образчики его остроумия, опробованные на других людях, но рядом с Джессикой он всегда вел себя как очень примерный мальчик.
– Хочешь остаться?
Харви замялся и виновато посмотрел на неё (этот взгляд станет до боли знакомым Джессике на протяжении всей его карьеры).
– Колись, Харви.
– Я прогуливал школу всю неделю, – ответил он. Джессике захотелось хлопнуть себя по лбу – она забыла, он же школьник. – Это отличная работа, и всё такое, но... я должен вернуться в сортировочную. Если только вы не захотите работать ночью.
Джессика откинулась на спинку кресла.
– Какая у тебя средняя оценка?
– 4.9. – Увидев её вздернутую бровь, Харви ухмыльнулся: – У меня четверка по экономике. Моё судебное разбирательство было в тот же день, что и школьные экзамены.
– Твоё слушание об эмансипации.
– Сложно принести записку от родителей, когда пытаешься доказать судье, что тебе и одному хорошо, – сказал он. – Если через два месяца вам всё ещё будет нужен секретарь, у вас он будет – и даже со школьным аттестатом.
– Сколько лет твоему брату?
– Четырнадцать, – ответил Харви и полез в карман. Он достал потертое портмоне из искусственной кожи и извлек из него фотографию: два мальчика, один – неуклюжий подросток, второй – совсем ребенок, Харви обнимает брата за плечи. У обоих темные глаза и волосы. Ни тот, ни другой не улыбаются.
– Что будет с ним, когда ты уедешь в колледж в следующем году?
Харви коротко рассмеялся.
– Я не буду учиться в колледже. Ещё как минимум несколько лет. Сначала Джерри должен закончить школу. Может, потом мы вместе поступим.
– Ты умный человек, Харви.
– Спасибо, я знаю.
Джессика рассмеялась.
– Давай так. Возвращайся на сортировку почты. Постарайся найти ещё несколько костюмов. Когда разберешься со школой, возвращайся сюда, мы обсудим твоё будущее.
– Зачем вы это делаете? – спросил Харви. Любопытства в его голосе было больше, чем всего остального. – За исключением того, что я прекрасно выполняю эту работу.
– Ты не настолько хорош.
– При всем уважении, я гораздо лучше.
Джессика пристально на него посмотрела, но Харви просто стоял и ждал.
– Не люблю смотреть, как пропадает талант, – ответила она.
Казалось, парня устроил такой ответ; он коротко кивнул и развернулся, чтобы уйти.
– Да, Харви, – произнесла Джессика, когда он уже стоял в дверях. Харви остановился, но не обернулся. – Поищи Карлу Томас для вашей следующей вечеринки.
Она заметила, как он расправил плечи и начал напевать под нос «Baby oh baby, I love to call you baby...»

* * *

Харви был усердным работником; закончив школу, он начал впахивать. Он уходил в пять каждый день (по договоренности – чтобы успеть приготовить ужин для Джерри и удостовериться, что брат сделал хоть какое-нибудь домашнее задание), но он брал работу на дом, если это было необходимо, и приходил в офис пораньше, если Джессика просила.
Он не пытался влиться в другие компании. Он не знакомился ближе с другими секретарями, администраторами, помощниками юристов. Вместо этого он устанавливал связи, флиртовал, шантажировал, погружался в пучины офисной политики, как будто был для этого рожден. Такая стратегия позволяла Джессике не вникать в дрязги фирмы, но она не считала, что это делается ради нее. Если её звезда поднималась, то Харви тоже вырастал в фирме, а свои интересы он ставил очень высоко.
Он не рассказывал о своей личной жизни и не задавал подобные вопросы ей. Джессика не знала, что произошло с его родителями, но информация о Джерри время от времени просачивалась. В конце концов Харви начал работать в офисе и по вечерам, когда Джерри устроился курьером в китайский ресторанчик. Иногда по пятницам он уходил пораньше, чтобы попасть на футбольные матчи младшего.
Гораздо важнее было то, что Харви впитывал информацию как губка. Джессика наблюдала, как костюмы Харви становились всё более стильными, улучшался вкус, юмор становился язвительнее. Периодически она брала Харви на бизнес-ужины, где тот держал рот на замке, и делал, что велено. Но она видела, как он изучает меню, наблюдает за клиентами.
Однажды после ухода клиента Харви, выпив, рассказал о том, как он играл в бейсбол в школе, делал домашние задания на скамейке запасных или во время затишья в ночную смену. Он рассказал, как выбил себе плечо в старших классах, похоронив надежду на спортивную стипендию в колледже, которая могла бы обеспечить его и Джерри на всю жизнь или хотя бы на ближайшие четыре года.



Спустя два с половиной года после начала работы, как-то ранней осенью, он заглянул в офис Джессики и произнес:
– Можно я сегодня уйду пораньше, если закончу вычитку документов для «Bristol & Bristol»?
– А почему я должна тебя отпустить? – спросила она, не поднимая головы.
– Хочу сводить Джерри на ужин. Он только что получил подтверждение о поступлении в Калифорнийский университет.
Джессика оторвалась от документов.
– Досрочное поступление?
– Обучение за счет университета, – с гордостью улыбнулся Харви. – Футбольная стипендия.
– Харви, это прекрасно! – искренне обрадовалась она. – Закончи «B&B» и можешь идти.
– Спасибо, – ответил он и вручил ей папку по «B&B». Джессика прищурилась. – Что? Ты сама меня научила.
– Уже жалею об этом, – ответила она, но документы взяла. – Да, Харви, есть ещё одно дело...
– Джессика!
– Захлопни варежку, пацан. – Она порылась в ящике стола в поисках папки, которая дожидалась именно такой оказии. Джессика достала алый скоросшиватель и вручила ему. – Заполни это и присвой исходящий.
Нахмурившись, Харви открыл папку.
– Это пакет документов для поступления в юридическую школу Гарварда, – сказал он, глядя на Джессику.
– Спасибо, что озвучили очевидное, мистер Спектер.
– Джессика, я не могу пойти учиться в юридическую школу Гарварда. У меня нет диплома бакалавра.
– К счастью, у тебя есть высокопоставленные друзья, – ответила она. – Для одаренных студентов всегда делают исключения. Блестяще сдай вступительные экзамены, и всё у тебя будет отлично.
– Блин, вступительные экзамены, – пробормотал Харви. – Слушай, даже если ты найдешь мне там место, я не могу себе позволить обучение в Гарварде.
Джессика откинулась на спинку кресла.
– Ты хочешь работать на «Hardman & Wyznecki», Харви?
– Конечно...
– Ты хочешь работать на нас в качестве адвоката?
Харви молчал, но по тому, как он сжал папку побелевшими пальцами, ответ был ясен.
– Сдай экзамены, заполни бумаги и передай их мне, – мягко сказала Джессика. – «Hardman & Wyznecki» тоже не любят смотреть, как пропадает талант. Мы заплатим за твоё обучение, если ты захочешь получить там образование.
– Спасибо, – начал было Харви. – Джессика...
– Иди заполни документы. И не говори ничего Джерри до завтра, – добавила она ему вслед. – Пусть сегодня будет его праздник.

* * *

Джессика первый раз встретила Джерри, когда тот заехал в «Hardman & Wyznecki», чтобы в последний день работы Харви отвезти его в университет. Это оказался плотный парнишка ростом ниже Харви, но с таким же отрешенным взглядом и маской крайней самоуверенности, характерной для слишком быстро повзрослевших детей.
– Шевелись, Харви, солнце скроется – муравейник закроется, – сказал он, стоя у стола брата и крутя брелок с ключами на пальце. – Если мы хотим попасть в Гарвард до полуночи, надо выдвигаться.
– Ладно, ладно, – ответил Харви терпимее, чем Джессика когда-либо от него слышала. – Мне нужно только…
– Ты, должно быть, Джерри, – сказала она, стоя в дверях своего кабинета. Оба выпучили глаза как раки. – Я Джессика Пирсон.
– Мэм, – уважительно отозвался Джерри, выпрямившись и сунув ключи в карман.
– Харви, пора отправляться, – добавила Джессика. – Ты собрался?
– Да, – ответил тот, закрыв ящик стола на ключ и положив его на видное место около клавиатуры выключенного компьютера. – Всё в машине. Ты уверена…
– Каким-то образом я сумела выжить без тебя, – ответила она. – И сейчас справлюсь. Джерри, поздравляю с поступлением. Когда уезжаешь?
– Прямо из Бостона, – смущенно ответил он. – Как только удостоверюсь, что Харви устроился, поеду в Лос-Анжелес.
– Хорошо. Харви, подойди сюда, – попросила Джесска. Он поднялся со стула и подошел ближе. Выглядел он несколько взволнованным. – У меня есть для тебя два совета. Первый: никогда не подписывайся на курсы Блейка. Вообще. Они совершенно бесполезны.
Он кивнул.
– Второй – и это важно – не гоняй дурака целыми днями напролет в Гарварде.
Джерри хихикнул из-за спины Харви.
– Я слышал, это полезно для здоровья и помогает сжигать калории, – ответил Харви.
Джессика закатила глаза.
– Езжай. Пришли письмо, как доберешься до Кембриджа. Джерри, было приятно познакомиться.
– Харви, шевелись, пора в путь. – Джерри потянул его к выходу.
– Пока, Джессика! – выкрикнул Харви, когда оба развернулись и припустили по коридору как малые дети.
Джессика вздохнула. Обучение нового секретаря – это такой отстой…

* * *

В течение следующих двух лет она периодически получала письма от Харви; иногда с вопросами о занятиях, иногда с новостями. Но Джессика его не видела до тех пор, пока неожиданно для себя не приехала в Гарвард на какое-то мероприятие для выпускников, переночевала в городе, чтобы на следующее утро в состоянии легкого похмелья пойти искать своего нынешнего секретаря.
– О боже, – вырвалось у неё, когда вместо этого она увидела Харви. – Ах ты, маленькая пижонистая зараза.



Харви, выглядевший на сто процентов современным студентом Гарварда, отвлекся от девушки, с которой беззастенчиво флиртовал. И удивленно распахнул глаза.
– Джессика!
Девушка-студентка была мгновенно забыта; Харви отвернулся от неё с почти легкомысленным пренебрежением и сделал несколько шагов в сторону Джессики, скрестившей руки на груди.
– Почему ты не в библиотеке? – спросила она, вздернув бровь.
– Потому что я настолько хорош, – самодовольно заявил Харви.
– Угу. Я видела твою последнюю выписку об успеваемости, – продолжила она. – Что я тебе говорила насчет того, чтоб гонять дурака?
– Не помню. – Харви сунул руки в карманы, по-прежнему лучезарно улыбаясь. – Да ладно, Джессика, я пятый на потоке.
– А можешь быть первым, – возразила она, но ругаться не хотелось. Харви прибавил в весе так, что даже утратил былое сходство с ободранным котом, а одежда перестала казаться последним писком моды секонд-хендов.
– Быть адвокатом означает не только получать хорошие оценки, босс, ты сама мне говорила, – заявил он. – Что ты вообще здесь делаешь?
– Я не могу приехать, чтобы тебя проведать?
– Можешь, конечно, но я не настолько привлекателен. Пока, – добавил он и посмел ей подмигнуть. – Давай угощу тебя ужином.
– Строго говоря, с учетом стипендии я покупаю ужин себе, – напомнила Джессика.
– Подумай, какую честь ты мне окажешь, – польстил Харви и отметил, что Джессика смилостивилась.
– Как поживает Джерри? – спросила она, когда они вдвоем шли к студенческим кафе.
– Прекрасно. К нему уже присматриваются футбольные агенты.
– Должно быть, сложно жить в трех тысячах миль друг от друга.
Харви пожал плечами.
– Он приезжает на Рождество, иногда мы видимся летом. Если у него здесь игра, мы стараемся встретиться.
– И у тебя дела идут хорошо. Нравится Гарвард?
– Конечно.
– Ну как, не было никаких проблем с тем, чтобы вписаться в коллектив? – поинтересовалась она. Харви пристально на неё посмотрел.
– Не больше, чем у тебя в своё время, полагаю, – ответил он. – Ты меня знаешь, я стараюсь быть первым. Некоторые... Некоторым это не нравится.
– И тем не менее зачет по этике ты сдал блестяще.
– Ну, я, конечно, стремлюсь к успеху, но только законными средствами. Не беспокойся, – серьезно добавил он, – ты будешь мной гордиться, Джессика.
– Хорошо бы, – ответила она. – У меня на тебя большие планы, Харви. Кстати, нам надо поговорить о том, чем ты будешь заниматься после выпуска.
Он нахмурился.
– «Hardman & Wyznecki», так? Ты оплачиваешь Гарвард – я продаю свою душу, такой был уговор, да?
– Можно и так, но я хочу предложить другой путь, – начала Джессика. – Слушай, через несколько лет я стану старшим партнером. Тогда мне понадобится помощник. До того момента я хочу, чтобы ты попытался использовать свои навыки в другом месте.
– Почему?
– Для начала у тебя появятся полезные связи. То есть, когда ты придешь в компанию, тебе не придется начинать с самого низа. Для разнообразия, – добавила она – Харви улыбнулся.
– И что ты придумала?
– Офис окружного прокурора в Нью-Йорке.
– Чиновник? Серьезно?
– Эти люди, Харви, становятся судьями, – сказала Джессика. – Они становятся всесильными прокурорами, и если они будут твоими друзьями, у тебя будет действенный рычаг для борьбы за клиента. Ты многому там научишься. И вообще, тебе надо получить опыт судебных заседаний.
– Итак... – задумчиво протянул Харви. – Гарвард, выпуск из него, офис окружного прокурора – а потом помощник адвоката.
– В конце концов станешь младшим партнером. Нацеленным на позицию старшего партнера. Помнишь, как ты вкалывал, чтобы мои дела шли хорошо, потому что в таком случае у тебя тоже всё было прекрасно?
– Конечно.
– Когда вернешься в «Hardman & Wyznecki», всё будет наоборот. Ты станешь моим отражением. У тебя успехи – я успешна.
Он кивнул, признавая её правоту.
– Почему на самом деле ты всем этим занимаешься? И не вешай мне лапшу на уши про талант. Талант позволил мне стать твоим секретарем. А всё это... – Он махнул рукой, имея в виду Гарвард и свою жизнь в нем. – Это что-то другое. Зачем?
Джессика остановилась и повернулась к нему лицом: вот он, Харви, когда-то дерзкий мальчишка в кожанке, а теперь блестящий молодой человек в твидовой жилетке, улыбающийся как акула.
– Потому что я знаю, насколько сложно прорваться наверх с самого дна, – ответила она. – И я решила, что если кто-нибудь и достоин форы, то это умник, засудивший штат в шестнадцать лет.
Она пошла вперед, оставив его стоять в полном ступоре; Харви её догнал, и они продолжили путь в молчании.

* * *

Через несколько месяцев после того, как Харви стал старшим партнером (и через несколько лет после трансформации «Hardman & Wyznecki» в «Pearson Hardman») он сунул голову в дверной проем её кабинета и заявил:
– Джерри подписал контракт с Saints. Выпивка за мой счет.
Джессика следила за достижениями Джерри с меньшим интересом, чем за карьерой Харви, но периодически проверяла, как у парня дела. Она всё ещё считала его неуклюжим тринадцатилетним подростком с фотографии Харви или смущенным коренастым недорослем, подвезшим Харви до Кембриджа, прежде чем отправиться в Лос-Анжелес. Она так и не смогла совместить этот образ с почти квадратным игроком Национальной футбольной лиги, которого иногда видела на пресс-конференциях.



В последнее время она почти не видела Харви, он был постоянно занят со своими клиентами и этим беспризорником, которого где-то подобрал. Этот щенок – она точно знала – ни в каком Гарварде не учился, но по какой-то причине вьёт из Харви веревки. Она не могла отрицать, что Росс – хороший работник, и небольшое тайное расследование показало, что он действительно сдал выпускные экзамены из Гарварда, так что Джессика решила: если дойдет до открытых обвинений в мошенничестве, драка будет хотя бы забавной.
– Как дела у Харви v2.0? – спросила она, устраиваясь за уютным столиком. Выпивка стояла рядом. Харви коснулся мизинцем губ как доктор Зло и ухмыльнулся.
– Он доставляет много беспокойства. Я тебе говорил: мне не нужен помощник, – напомнил Харви.
– А я тебе говорила, что это не твое решение, – возразила Джессика. – И вообще, он приносит тебе пользу.
– Я думал, он тебе не нравится.
– Мне не нравятся некоторые его привычки и замашки, но полагаю, мы сможем это из него выбить. Я никогда не видела, чтобы ты так защищал кого-нибудь, кроме себя.
– Я за тебя постоянно дубинкой размахивал!
– Угу, когда был моим секретарем.
– Личным помощником, – поправил её Харви.
– Парнишка тебя заинтриговал.
– Только не говори, что на тебя совершенно не произвел впечатление потешный суд.
– Не уверена, что «произвел впечатление» – эта та фраза, которую я бы использовала, – ответила Джессика. – Ну вот опять, ты его защищаешь.
Он выглядел раздраженным и, прежде чем ответить, пригубил свой бокал.
– Помнишь, ты мне сказала, что знаешь, каково это: лезть наверх с самого низа?
Джессика кивнула.
– Вот он тоже знает. Это фора, не более.
– Да-да, конечно. – Она улыбнулась. – Думаю, это идет тебе на пользу, Харви. Может, это не всегда разумно, но…
– Но? – повторил Харви.
– Ты плохо сближаешься с людьми, – продолжила она, а Харви откинулся на спинку кресла, всем своим видом демонстрируя раздражение и терпеливую попытку дослушать до конца. – Я серьезно. Ты создаешь социальные связи, формируешь коалиции, но ты не дружишь. Я не говорю про твою патологическую заботу о Джерри или о том, что ты мне должен по гроб жизни. Я говорю о… людях. Росс немного сглаживает твои углы.
– А тебе не приходило в голову, что именно этого я не хочу?
– Острые углы бывают разные, – осторожно сказала Джессика. Харви рассматривал свой бокал. – Я знаю, что ты хочешь быть богатым адвокатом, живущим на вершине Олимпа, но иметь друзей тоже приятно.
– Он мой подчиненный. Миньон. Не друг.
– Повторяй это почаще, – хмыкнула она и сменила тему, прежде чем он успел ответить. – Ну, расскажи про Джерри. Какие бешеные миллионы он заработал на новом контракте, и сколько из них получим мы как его представители?

* * *

Джерри приехал в Нью-Йорк несколько месяцев спустя, в межсезонье, чтобы поздравить Харви с днем рождения. Он пригласил Джессику, прокравшись в её офис как смущенный подросток, которым он когда-то был, а не как крупный клиент, которым являлся. Он потащил с собой Росса в основном потому, что обнаружил его слоняющимся перед кабинетом брата, а щенок Харви должным образом благоговел перед тем самым Джерри Спектером.
– Ты играешь в команде моей мечты! – ляпнул Росс. Харви и Джессика посмотрели друг на друга с тоской.
– Я часто это слышу, – ответил Джерри не слишком ядовито, потом посмотрел на брата. – Эй, Харви, это твоё?
– К несчастью.
– Отлично. Мы собираемся выпить, хочешь с нами? – спросил он Росса, который хотя бы вопросительно посмотрел на Харви, прежде чем ответить.
…даже если он проигнорировал то, что его босс отрицательно покачал головой.
– Да, конечно!



Когда они устроились за столиком – братья напротив Джессики и Росса, которого отправили с заказом к стойке, как любого нормального подчиненного, – она наблюдала за Спектерами. Они улыбались, шутили друг с другом, непринужденно общались с ней – они сильно отличались от тех серьезных одиноких детей со старой фотографии Харви.
– Этот человек, – Джерри наклонился и хлопнул брата по плечу, – сделал меня тем, кто я есть, понимаете? Дал крышу над головой, собирал ланч в школу, работал как проклятый, – сказал он Джессике как раз, когда Росс вернулся из бара. – Вы же были рядом.
– О чем речь? – спросил Росс. Харви выглядел… как будто кол проглотил.
– Джессика, – Джерри отсалютовал ей бокалом, – была первым работодателем Харви. До того он работал на сортировке почты, и это несколько темная история.
– Сортировка почты? – радостно переспросил Росс.
– Это старая история… – начал Харви.
– Когда мне было четырнадцать, – продолжил Джерри, не замечая злобного взгляда брата, – а ему семнадцать, мы еле-еле сводили концы с концами, то есть, жили практически на дошираках и хот-догах. Потом откуда ни возьмись появилась Джессика Пирсон, и мы получаем медицинскую страховку, Харви начинает зарабатывать хорошие деньги, больше никаких ночных смен и растворимого пюре на ужин. Я подумал, что наши дела пошли в гору, когда он первый раз принес домой стейк, – добавил он, с обожанием глядя на брата.
Харви наблюдал за Россом, выражение лица которого было трудно интерпретировать.
– Что, ты думал, я родился в костюме-тройке? – спросил он несколько злее, чем того требовал взгляд его помощника.
Джерри рассмеялся.
– Родился в костюме-тройке. Это забавно! Слушай, как думаешь, каков сейчас наш совокупный доход?
– Мне нужно спросить бухгалтера, – ответил Харви.
– Не важно, – отмахнулся Джерри. – Важно то, что я всем обязан Харви. А ты, – добавил он, – обязан всем этой женщине.
– Я бы не сказал «всем», – возразил Харви.
– М? – изящно протянула Джессика.
– Не копай себе яму, – посоветовал ему Джерри.
– Удивительно, – радостно сказал Росс. – Получается, мисс Пирсон вытащила тебя на свет божий, Харви? Наставила на путь истинный?
– Пей свое отвратительное пиво и молчи, – велел Харви.
– Когда я встретила Харви, – начала Джессика, потому что мучить Спектера-старшего было забавно, – он был малолеткой в кожанке, который каким-то образом сумел стать начальником ночной смены на сортировке почты.
– Мы что, действительно ударились в воспоминания? – спросил Харви.
– …а потом я наняла его своим секретарем…
Майк поперхнулся пивом.
– …и в конце концов было принято решение: «Pearson Hardman» был готов потратить деньги на его обучение в Гарварде, – Джессика элегантно взмахнула рукой, – естественно, когда Джерри был готов покинуть гнездо.
Джерри ухмыльнулся, толкнув брата плечом. Харви посмотрел на него так, как никогда ни на кого не смотрел, даже на нее: с абсолютным терпением и искренней привязанностью, словно Джерри был единственным человеком, который в его глазах не мог сделать ничего плохого.
– Очень милая история, – сказал Майк, серьезно глядя на Харви.
– Это действительно очень хорошая история, – вклинился Джерри, прежде чем Харви успел произнести хоть слово. – Так что не хами ему, пацан.
– Я бы никогда не стал, – сказал Майк и добавил: – И не буду.
– Вот и прекрасно, – сказал Джерри, устраиваясь поудобнее. – А теперь отправляйся в бар за следующей порцией.
Майк рассмеялся, но пошел делать заказ.
Когда они покинули бар – Майк и Харви чуть впереди, Майк размахивал руками, пытаясь поймать такси, – Джерри притормозил и взял Джессику за руку.
– Мы никогда не забываем, чем именно вам обязаны, – сказал он искренне. Таким же мог быть и Харви – в другой жизни. – Не думайте, что мы забыли, мисс Пирсон. Джессика.
– Харви заслужил то, что он имеет, – ответила она, – также как и ты.
– И то верно. Но его жизнь била гораздо сильнее, чем меня. С другой стороны, он, вроде, работает над собой. – Джерри отпустил её ладонь и сунул руки в карманы. – У него всё хорошо? То есть, он выглядит так, будто у него всё прекрасно, но он же мне не скажет, если у него проблемы.
– С Харви всё в порядке, Джерри.
– Отлично. Слушай, а ты придешь как-нибудь на игру, а? – спросил Джерри, когда они пошли дальше. – Я достану вам билеты на хорошие места.
– Может быть, – рассмеялась она, размышляя, на каком этапе находится квест Майка по поиску такси. Они с Харви стояли очень близко друг к другу и разговаривали, Джессика услышала обрывки фраз:
– …не буду использовать против тебя, честное слово.
– Почему? Я бы использовал.
– Потому что ты сделал бы тоже самое для меня, – ответил Майк, и Джессика увидела искреннее выражение его лица в свете фар встречной машины.
– Харви! – позвал Джерри. – Где же такси?
– Джуниор его ищет, – ответил Харви, со значением посмотрев на Майка, который опять попытался поймать такси. Когда свободная машина наконец остановилась, Джерри открыл дверь, а Харви кивнул Джессике.
– Дамы вперед, – сказал он. – Майк, поймай ещё одну машину.
Джессика поймала короткий язвительный и раздраженный взгляд Майка, когда садилась в машину. Харви заглянул в открытое окно.
– Увидимся завтра?
– Приходи в костюме, – ответила она. Харви расхохотался и хлопнул по крыше машины.
Джессика устроилась поудобнее, назвала свой адрес и стала наслаждаться ощущением хорошо сделанной работы.

@темы: миди, Suits, перевод

Комментарии
2011-12-04 в 00:30 

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Круто. Отличный фик.

2011-12-04 в 00:54 

H.G. Wells
Kaellig || маленький злобный карлик
Ух ты! Очень здорово. Спасибо большое за перевод.

2011-12-04 в 01:16 

belana
пессимист (с) ЛЛ
r2r, H.G. Wells, спасибо :)

2011-12-04 в 01:54 

vic2408
"Другие не лучше" - надпись на зеркале
Спасибо большое за перевод.

2011-12-04 в 18:53 

velinarik
maybe I'm just little girl... little girl with great big plans
чудесный фик! спасибо за перевод :hlop:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мультифэндомное дженовое сообщество

главная