Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Название: Пропавшие документы бригадира Го
Фандом: Лавикандия
Автор: Студиозус и Константин Редигер
Рейтинг: G
Жанр: Детектив

1.
Было ясно, что господин Кенха очень взволнован. Он ходил по комнате взад-вперед, заложив руки за спину, и что-то бормотал себе под нос. В то же время мне показалось, что за этим волнением пряталось немного азарта.
- Господин Кенха, - сказал я, входя, - вы меня вызывали?
Он повернулся и радостно воскликнул свое обычное «Очевидно!». У него это значит - «так и есть», «я в этом уверен, и вы должны быть в этом уверены» и даже «так точно».
- Очевидно, Чу. Я тебя звал. У тебя есть шанс вновь проявить свой талант. Ты помнишь бригадира Го?
Вероятно я был не прав, что начал с середины. Господин Кенха настаивает на том, что я должен записать эту историю. Нельзя сказать, что это мне неприятно — но я уже пять раз попытался начать как следует, и у меня не получилось. Так что я поступил так же, как, мне кажется, поступают все неопытные романисты: начал с середины. Но все же надо пояснить, что имел в виду мой хозяин. Господин Кенха отчего-то считает, что я могу найти любую вещь, если кто-то ее потерял. В действительности это, конечно, не так, но я не могу его разубедить. Секрет моих удачных поисков... Впрочем, о секрете я расскажу позже, а пока вернемся к тому нашему разговору.
- Конечно, господин Кенха, - ответил я тогда, немного поразмыслив. - Это ваш сослуживец, такой представительный брэ, очень полный господин.
Да, так и есть. Видишь ли в чем дело, у него пропали документы. Это очень важные документы, из генерального штаба. Тебе важно, что именно в них было, чтоб их найти?
- Пока не знаю, - признался я.
- Тогда спросишь, если что, у него. Словом, документы пропали. Он думает, что они украдены. Но мы-то с тобой знаем, - тут господин Кенха победоносно улыбнулся, - что это вовсе не так!
- Во всяком случае, - согласился я, - нельзя сразу так утверждать, не проверив другие возможности.
- Именно так я и сказал Го.
Он протянул мне узкий конверт и серебряный фун.
- Это письмо бригадиру. Возьми извозчика и поезжай туда. Го знает, что ты должен приехать. Передай ему письмо и приступай к поискам. Заодно, - хозяин довольно потер руки, - мы убедим этого маловера в действенности твоей чудесной методы.
Надо ли говорить, что никакой чудесной методы у меня нет? Моя метода проста и доступна любому человеку. Во всяком случае, любому гегра. Но господин Кенха отказывается в это верить.
Делать, однако, было нечего. Отдав пару указаний моему помощнику (сад требует постоянного ухода, а как работать, когда тебя то и дело заставляют что-то искать?), я вышел на улицу и поймал первую же повозку.
Дом бригадира оказался сравнительно небольшим, но даже он не был занят целиком. Ясно было, что хозяева занимают только флигель. Парадные двери были заколочены, прямо посреди двора прачка натягивала веревку для белья, а сад был безобразно запущен. У входа я отпустил извозчика и прошелся до дома пешком. Впустил меня денщик господина Го — здоровый брэ самого свирепого вида, но самой кроткой природы, как я имел возможность убедиться в одну из наших прошлых встреч.
- Будете искать? - спросил он. - Тогда вам к хозяину.
Голос бригадира я услышал уже подходя к комнате. Он был расстроен, взволнован, и по мере рассказа (а он что-то рассказывал с большим чувством) его волнение становилось все сильнее. Постучавшись, я открыл дверь. Господин Го, в военной форме, с трудом сходившейся на животе, и с маленьким ключом в руках расхаживал по комнате в точности так же, как мой хозяин. Перед ним в кресле совершенно недвижимо сидел невысокий тонконосый худд. Его я тоже хорошо знал. Это был господин Лянь — одаренный в своем деле частный сыщик.

2.
Признаться, я всегда немного робею, когда на меня смотрит малознакомый брэ. Это и не удивительно — поглядел бы я на вас, когда над вами возвышается кто-то в три ваших роста. Но господин Го страха мне не внушал — я знал, что человек он не злой. Поэтому даже его резкий вопрос меня не смутил.
- А вы кто такой, милейший? - вот что он спросил. Я ответил, кто я, и протянул ему письмо от хозяина. Вероятно, он забыл о том, что я должен был прийти. Как это по-человечески! Мне кажется, люди только и делают, что что-то забывают. Но не сыщик Лянь, конечно. Завидев меня, он легко встал из кресла и поклонился куда глубже, чем я того заслуживаю.
- У вас нет оснований волноваться, бригадир, - сказал он. - Это мой старый друг Чу, садовник полковника Кенха. Мы не в первый раз встречаемся с ним...
(это правда, мы с ним встречаемся довольно часто)
- …и уверяю вас, что он может найти любую потерянную вещь. В этом случае, впрочем, его побеспокоили зря. Совершенно ясно, что мы имеем дело с кражей. У меня даже есть уже некоторые предположения, но все же будет не лишним, если вы повторите ваш рассказ более последовательно. Тем более, - тут Лянь подмигнул мне, - наш Чу его еще не слышал.
Бригадир кивнул и жестом предложил мне сесть. Я выбрал кресло в углу, недалеко от сыщика.
- Как я уже сказал, и как вам, господин Чу, уже вероятно сказал полковник, у меня пропали важные документы. Из генштаба. Они касаются некоторых вопросов войны на Юге, и если они попадут в руки врага, многим людям это может стоить жизни, а мне — репутации. Важно ли вам, господа, знать их подробное содержание?
Мы дружно сказали «нет». Ляню ни к чему знать такие интимные детали, а мне хватало того, что господину Го документы явно были небезразличны.
- Завтра утром я должен принести их на подпись самому начальнику штаба. Поэтому сегодня решил поработать с ними дома. Это не нарушение, хотя и не приветствуется. Так или иначе, - бригадир жестом руки отмел несущественные детали, - сегодня ранним утром, в 9 часов, документы принесли мне. Я работал с ними все утро, пока около тринадцати часов к моему сыну не пришел гость, некий неизвестный мне фели.
- Вы могли бы рассказать о нем подробней? - вкрадчиво спросил Лянь.
- Я увидел его в первый раз в жизни, - было понятно, что фели этот бригадиру очень не понравился. - Какой-то сомнительный тип. Стоило мне войти, как он засуетился и быстро ушел.
- Хорошо, - согласился сыщик. - Вернемся к вашим делам. Вы работали с документами, а потом?
- Когда дворецкий сказал, что к сыну пришел гость, я убрал документы в ящик стола. И запер на вот этот ключ, - господин Го продемонстрировал ключ, который держал в руках. - Это очень надежный замок, мне установил его один механик из штаба. Потом я пошел в свою комнату.
Лянь встал, подошел к столу и зажег свечку. Наклоняясь, чтобы разглядеть что-то в замке, он спросил:
- Долго вы отсутствовали?
- Самое большее полчаса.
- Когда вы вернулись, что было дальше?
- Как я уже сказал, этот фели быстро откланялся. Я снова сел работать, открыл ящик и достал бумаги. Но конверта с документами среди них не было!
Бригадир сел в одно из кресел и задымил папиросой.
- Найдите мне эти документы, - сказал он. - От этого очень много зависит. О деньгах не беспокойтесь.
- У вас нет причин волноваться, бригадир, - заверил его худд. - Мы без сомнения скоро найдем документы. Вы можете пока заниматься своими делами, а эту комнату, если вы не против, я бы использовал для разговора с вашими домочадцами.
Господин Го устало кивнул.
- Я позову сына.
- Пожалуй нет, - Лянь задумчиво пожевал губу. - Вашего сына мы отложим на конец. Кажется, вы говорили о дворецком?

3.
Когда бригадир вышел, Лянь спешно переставил кресла в комнате так, чтоб лицо его собеседника было освещено.
- Дело запутанное, Чу, - признал он. - Но не слишком. Царапин на замке нет. Его открыли ключом — или взломщик был очень хорош. Замок непростой. Что вы на это скажете?
- Как и всегда, что вы слишком плохо думаете о людях, - ответил я. - Раз царапин нет, почему бы не предположить, что ящик никто не открывал?
- А куда тогда по вашему делось письмо? - с ехидцей возразил худд.
- Этого я пока не знаю. Именно поэтому я, если можно, посидел бы с вами. Мне интересно поглядеть на этих людей.
- Вы же знаете, что против вашего присутствия я никогда не возражаю.
Он сел в кресло и пригласил дворецкого войти. Это было крупный, немного выше меня, кхара. Как и хозяин он был очень толст. Глаза у него были испуганные, но у всех кхара всегда испуганные глаза. Никакого страха в нем я не ощущал. Мне кажется, он был совершенно спокоен.
Лянь между тем достал бумагу и тушь и приготовился записывать.
- Как вас зовут?
Кхара почтительно поклонился:
- Меня зовут Там Ко. Я дворецкий в этом доме. Уже не первый год.
- Хорошо, Ко. Я буду задавать вам вопросы, а вы постараетесь отвечать на них как можно более точно. Расскажите мне, кто сегодня с утра приходил в дом?
Там Ко без запинки и промедления принялся перечислять, загибая пальцы:
- Около восьми пришел молочник. В дом он не заходил, я забрал у него товар. Потом, через четверть часа принесли свежую почту и газеты. В девять приехал вестовой и привез какие-то документы господину Го. Он сам их забрал.
- Вы их видели?
- Я видел небольшой желтый конверт.
- Какого размера примерно?
Дворецкий изобразил руками прямоугольник размером с ладонь брэ.
- Продолжайте, пожалуйста.
Теперь я понял, что спокойствие Там Ко было напускным. Он очень волновался, но так старался не подать виду, что даже себя немного убедил в том, что все в порядке. Разумеется, я предположил, что он переживает из-за кражи в доме. Какому дворецкому это не покажется оскорбительным!
- После вестового довольно долго никто не приходил. В 12 зашел мальчишка от зеленщика. В дом он тоже не заходил. Вообще только вестовой и тот гость, что пришел в 13 часов заходили внутрь.
- Расскажите мне подробней об этом госте, Ко, - попросил Лянь.
- Это был фели. Он постучал в дверь, и я открыл. Он назвался Ити-та-Ниром и попросил молодого хозяина.
- Раньше вы его видели?
- Его — никогда.
- А кого видели?
- К молодому хозяину часто заходят его друзья.
Лицо Ляня совершенно не изменилось, и поза осталась расслабленной, но я почувствовал, как он собрался.
- У господина Го-младшего много друзей?
- Может быть не совсем друзей, - уточнил дворецкий. - Знакомых.
- Это его сослуживцы?
Кхара замялся.
- Я думаю, - сказал Лянь, - что бригадир не будет возражать, если вы все расскажете мне. Дело, которым я занимаюсь, для него очень важно. Кроме того я уверен, что, каковы бы ни были его друзья, ваш молодой хозяин не делает ничего предосудительного.
Дворецкий повел ушами.
- Вы правы. Молодой хозяин — азартный человек, и я полагаю, что это его товарищи по клубу.
- Клубу по игре в кости? - уточнил Лянь.
Кхара кивнул.
Этот Ко мне очень нравился. Даже признав, что один из его хозяев играет в кости, он испытал по этому поводу не праведное негодование, как иные моралисты. Он испытал сожаление, он был огорчен. Положительно, судьба семьи Го его волновала.
- Этот гость тоже был членом клуба? - спросил Лянь.
- Я не знаю, - признался дворецкий. - Так или иначе, пробыл он недолго. Когда он пришел, я пошел наверх, доложить хозяевам о госте.
- Это вы сказали бригадиру, что он пришел?
- Да, я. А потом пошел к молодому хозяину. Тот спустился в гостиную — это соседняя комната. Я быстро подал туда чай и ушел.
- Вы не припомните, Ко, была ли открыта дверь в кабинет?
Дворецкий поколебался, но ответил утвердительно.
- А не слышали ли вы, о чем они беседовали?
- Конечно, нет!
Конечно, да. Он слышал, о чем они говорили, и ему не нравилось то, что он услышал. Но нужно быть худдом, чтоб задавать такие вопросы. Хороший дворецкий никогда не перескажет разговоры хозяев. Кажется, Лянь тоже понял свой промах.
- Ладно, - кивнул он. - когда гость ушел?
- Он пробыл у нас минут сорок. Потом ушел.

4.
Среди прочих виденных мной брэ, а видел я их немало, денщик Па действительно выделяется мрачной внешностью. Тем более странно было видеть его смущенным. Кажется, это заметил не только я, но и Лянь:
- Вы хотите о чем-то рассказать нам? - спросил он, как только брэ сел в то кресло, где еще недавно сидел и не доставал ногами до пола дворецкий.
- Не знаю, - ответил Па. - Я не знаю, о чем надо рассказывать. Вы спросите, а я уж отвечу.
- Отлично, - согласился сыщик. - Вы идеальный свидетель. Но многого от вас я не потребую. Просто расскажите, что вы делали сегодня с утра.
Денщик смутился еще больше.
- Ну, дело в том, что я проспал.
- Проспали?
- Да, проспал. Я должен вставать в восемь утра. А встал на полчаса позже и не успел подготовить для господина бригадира одежду.
- Это не преступно, - улыбнулся худд. - Расскажите, что вы делали дальше. Может кто-то приходил?
- Ну, я пошел быстро делать завтрак. Дело в том, что наша кухарка, она же горничная, приходит только днем. Господин бригадир и его сын живут тут по-холостяцки, семья осталась в имении. Так что здесь только они, дворецкий и я, да вот эта служанка. Но раз она приходит днем, то завтрак готовлю я.
- Во сколько вы его подаете?
- Около девяти утра. Обычно они завтракают вместе, но в этот раз бригадиру нужно было работать в кабинете, так что я принес еду туда.
- Вы не видели, с чем он работал?
Лянь что-то быстро строчил в своих бумагах.
- С какими-то документами, - ответил денщик. - Я не присматривался. Потом я пошел к себе и занялся доспехами бригадира, а потом и своими. Нужно все время чистить, протирать, масло там...
Ляню эти подробности не показались значительными и он сделал такой жест — дескать, давайте дальше, переходите к делу. Я был с ним не согласен, но смолчал.
- В общем, - закруглился брэ, - я возился с доспехами, пока хозяин не позвал меня и не сказал о пропавших документах.
- Гостя-фели вы не видели?
- Нет, не видал. Я еще чем-то могу помочь?
Лянь задумался и было помотал головой, но тут же быстро спросил:
- Скажите, Па, а почему вы проспали?
Денщик пожал плечами.
- Я поздно лег. Надо было передать кое-что от бригадира его сыну, а тот пришел очень поздно.
- Что именно передать?
- Деньги на карманные расходы. Бригадир всегда выдает их ему 15 числа, то есть как раз вчера была пора. Но сам он решил лечь пораньше, а оставлять деньги на столе не любит. Кроме того я должен был попросить его сына не планировать ничего на утро. Бригадир думал после того, как закончит с документами, съездить с сыном пообедать в ресторан куда-нибудь во Внутренний город. Но видите, как вышло.
Лянь кивнул и разрешил денщику идти.
- Что вы обо всем этом думаете, дорогой Чу, - поинтересовался он.
- Мне кажется, вы зря перебили денщика, когда он рассказывал про доспехи. Он явно был этим увлечен. Он любит это дело, я вам ручаюсь. Можете считать, что у него есть алиби. Так это называется, да?
Сыщик кивнул.
-Вам видней. В этом поверю вам на слово. Но я не об этом. Что вы думаете о сыне?
- Он молодой человек. Нет большого греха в том, чтоб проиграть десяток фанов, если уж они у тебя есть. Мне так кажется.
- Вот и посмотрим, - согласился Лянь. - Вот и посмотрим. Пора нам поговорить с Го-младшим.

5.
Сын бригадира оказался немного старше, чем я ожидал — около ста двадцати, на пару лет младше меня. Он был не в мундире, но все же ясно было, что он офицер и уже служил. Как и Па, он был чем-то смущен, однако в отличие от Па смущение его имело более глубокую природу. Тот лишь немного чувствовал себя виноватым, а этот не на шутку о чем-то переживал. Я предположил, что дело в проблемах бригадира. Странно было бы, если бы сын не принял близко к сердцу беды отца.
В отличие от меня Лянь - не эмпат. Но человек он проницательный. И когда он увидел молодого Го, в нем проснулось то чувство, которое привычно для заядлых охотников: он увидел добычу. Конечно, не Го был этой добычей. Добычей была разгадка.
Сыщик встал и церемонно поклонился:
- Присаживайтесь, господин Го, - сказал он. - Мы не задержим вас надолго.
Брэ сел.
- Я задам вам несколько вопросов, - продолжил Лянь. - Вы сами понимаете, что чем честней и полней вы на них ответите, тем легче пойдет наше расследование.
- Вы что же, - изумился Го, - подозреваете меня в краже?
- Конечно нет, - ответил сыщик. Когда человек долго и часто лжет, определить это почти невозможно: он не испытывает ни стыда, ни смущения, ни сомнений, ни неуверенности в себе. Но все же я был уверен, что он соврал: молодой Го явно был у него в числе подозреваемых.
- Ни в коем случае, - подкрепил свои слова худд. - Но я хотел бы, чтоб вы подробно ответили на мои вопросы. Вот первый из них. Скажите, где вы были вчера вечером?
- Я играл, - прямо ответил Го. - В клубе «Зеленый бык», на баржах. В основном в кости.
- В котором часу вы вернулись домой?
- Около двух ночи.
- Все уже спали, вероятно?
- Нет, денщик отца, Па, ждал меня.
- Вы быстро легли?
- Фактически сразу.
У Ляня тоже есть своя метода. Для каждого человека он подбирает свой ключ. С дворецким он держался уважительно — слуге это всегда приятно. С денщиком — по дружески. На молодого Го он давил. Он чувствовал неуверенность и хотел использовать ее во благо расследования. Вопросы он задавал очень быстро:
- Когда вы встали?
- Около девяти.
- Завтракали с отцом?
- Нет, один. Отец работал с какими-то бумагами.
- Когда к вам пришел господин Ити-та-Нир?
Я почувствовал, что при упоминании этого имени Го смутился, но, надо сказать, вида он не подал.
- Он пришел в 13 часов.
- Это была предварительная договоренность?
- Нет. Я знал, что он должен прийти с утра, но не знал, в котором часу.
- Вы давно знакомы с этим господином?
- Нет. Мы познакомились только вчера, в клубе.
- По какому делу он к вам приходил?
- Я обещал дать ему одну книгу.
В отличие от Лянь, молодой Го был плохим лжецом. Лицо его ничего не выдало — это и не удивительно, всякий игрок умеет блефовать. Но он испытывал стыд.
- Что за книга? - поинтересовался Лянь.
- «Наставления» Вин-пу-Хэ. У нас есть хорошее комментированное издание.
- Говоря правду — а издание в их семье видимо и правда было — брэ успокоился.
- Вы долго беседовали с ним?
- Около получаса, я думаю.
- За время разговора вы куда-нибудь выходили?
- Да, к себе в комнату.
Лянь с интересом посмотрел на него, ожидая продолжения, и тот добавил:
- За книгой.
- Надолго?
- Минут на пять.
- Хорошо, - сказал сыщик. - Вы ответили на все мои вопросы. Остался только один: почему вы сегодня не надели кольцо?
Только тут я заметил то, что Лянь, конечно, заметил с самого начала разговора: на правой руке Го был хорошо заметен след от кольца — шерсть там была короче и осталось нечто вроде углубления, идущего вокруг указательного пальца.
- Кольцо? - удивился брэ. - Ах, кольцо. Дело в том, что я на днях его обронил и никак не могу найти.
Хотя господин Кенха и считает меня великим мастером по части поиска вещей, я едва ли смог бы найти это кольцо, потому что молодой брэ лгал: кольцо не было потеряно, с ним произошло что-то совсем другое. Лянь тоже понял это, но с вежливой улыбкой произнес:
- Большое спасибо, господин Го. Вы нам очень помогли.

6.
Когда мы остались одни, Лянь встал и быстро подошел к книжному шкафу. Изучая что-то и не поворачиваясь ко мне (как будто я не чувствовал его торжество от того, что не видел улыбки!) спросил:
- Ну, Чу? Что вы скажете теперь? Мне кажется, дело ясно, как на ладони.
- Расскажите, пожалуйста.
- Вы же будете несогласны со мной, - Лянь повернулся. Он действительно улыбался, но уже не торжествующе, а весело. Его, как и меня, забавляет наше вечное противостояние.
- Скорее всего, - согласился я. - Но все равно я люблю слушать ваши объяснения.
-Извольте. Первое. Документы пропали, но украл их не Го-младший. Согласны?
- Отчего же нет, - кивнул я. - Сын крадет документы у отца и ставит под удар всю его карьеру! Офицер крадет документы и ставит под удар наши войска на Юге! Это было бы слишком смело, в жизни такое редко происходит.
- Прекрасно, - Лянь снова уселся в кресло. - Но все же он лжет. Вы и сами это, конечно, заметили. Еще и лучше меня. Думаю, дело было так. Вчера вечером на баржах он сильно проигрался. Очень сильно.
- Почему очень? - не понял я.
- Потому что денег, данных отцом ему на покрытие этого долга не хватило. Ясно, что этот фели, Ити-та-Нир пришел за деньгами. Игровые долги принято возвращать с утра. Как мы знаем, у Го-младшего были деньги, он получил их вчера вечером. Но помимо них ему пришлось отдать свое кольцо. Именно поэтому, кстати, я и понял, что крал не он. Тому, кто отдает в покрытие долга государственные тайные бумаги ни к чему что-то добавлять к ним — им и так нет цены.
- Подумать только! - не выдержал я. - Какие сложные вам нужны умозаключения, господин Лянь, чтоб понять, что человек — не изменник. Мне кажется, мой путь экономичней.
- Вы же знаете, я придерживаюсь мнения, что сыщик всегда должен подозревать все самое плохое. Тем приятней узнавать потом хорошее, - рассмеялся он.
- А вы знаете, что я считаю, что это глупости. Люди от природы хороши и добры. Исключения тут только подтверждают правила.
- Да, ваша знаменитая теория случайностей.
- Она вовсе не знаменитая, - возразил я. Кажется, я даже немного повысил голос от волнения. - Просто я считаю, что люди добры, но могут совершать глупости. Гораздо лучше, честнее и, - я выделил следующее слово, - рациональней, да-да, рациональней считать, что человек совершил глупость или недоглядел, чем подозревать его в преступлении. Знали бы вы, Лянь, сколько слуг попало на каторгу из-за того, что их хозяева забыли кошелек у портного или в ресторане!
Тут я понял, как комично должно быть смотрится мое негодование и от этого несколько остыл. Однако продолжил:
- Так и в нашем случае. Не сомневаюсь, что бригадир просто обронил где-то эти документы и все.
- Как ни странно, - Лянь потрепал меня по плечу, - в этом вопросе я и правда согласен с вами. Вы правы. Он обронил документы. Скорее всего, когда прятал их в ящик. Конверт остался лежать на полу. Как вы помните из слов дворецкого, дверь в кабинет из гостиной была открыта. Я думаю, этот Ити-та-Нир увидел конверт на полу и, пока молодой Го ходил наверх за деньгами, подобрал его с пола.
- А почему вы считаете, что Го ходил за деньгами, - спросил я недовольно. Версия сыщика показалась мне логичней.
- Ну, это элементарно, - усмехнулся худд. - «Наставления» Вин-пу-Хэ - в двух шагах от вас.
- Он встал и действительно снял книгу с полки.
- Как видите, - показал он, - это действительно прекрасное издание с комментариями и даже гравюрами Ше Пара. Сложно представить, чтоб в доме, где холостякуют двое брэ, было два экземпляра этой книги, тем более в хороших изданиях. Как бы сильно все мы ни любили «Наставления».
- Я вынужден признать свое поражение, - кивнул я. - Кажется в этот раз ваша взяла. Но все же не откажите мне в одной любезности.
- Для вас, - заверил меня Лянь, - все что угодно.
- Давайте еще раз просмотрим документы. Я хочу быть уверен, что бригадир не потерял этот конверт в ящике собственного стола. Так бывает сплошь и рядом.
Лянь не стал возражать. Сходив за бригадиром, он изложил ему свои выводы, опустив, однако, детали проигрыша молодого Го. Именно такими умолчаниями работа хорошего сыщика отличается от работы плохого.
- Однако, - закончил сыщик, - мы с уважаемым Чу хотели бы еще раз посмотреть документы в вашем ящике. Не хочется обвинять человека без точных доказательств пропажи.
- Их там нет, - уверенно возразил бригадир. - Это совершенно точно. Я посмотрел трижды. Но если хотите, почему бы нет. Много времени это не займет.
После чего без лишних слов открыл замок, вытащил ящик и вывалил его содержимое на журнальный столик.
Документов и правда было немного. В четыре руки мы с Лянем быстро их просмотрели. Нужно ли говорить, что никакого конверта, подходящего под описание, среди них не было?
- Что ж, - сказал худд, поднявшись. - Как говорится, надежда умирает последней. Придется мне съездить к фели. Боюсь, - обратился он к бригадиру, - документы придется выкупить. Я готов послужить посредником.
- Само собой! - воскликнул брэ. - Не считайтесь с деньгами. Сколько, как вы думаете, он запросит?
- Думаю, не меньше трех тысяч фанов, - покачал головой Лянь.
Го понуро кивнул.
- Увы, - сказал он. - Но платить придется. Я схожу за деньгами.
Стыдно сказать, но только в этот момент мне пришло в голову самое простое объяснение.
- Скажите, господин бригадир, - спросил я, - а зачем вы тогда ушли в себе в комнату? Когда пришел фели? Ведь потом вы все равно вернулись?
- Да, вернулся, - согласился господин Го, не понимая, к чему я клоню. - Мой денщик проспал и не подготовил мне с утра одежду. Я работал в домашнем халате. Само собой, мне нужно было переодеться из-за гостя. Кто бы он ни был, не встречать же его в халате с пятнами?
- С пятнами? - похолодел я. - На нем были пятна?
Я вскочил. Лянь смотрел на меня с удовольствием, хотя ничего еще не понял (а ведь такой проницательный человек!) а вот бригадир — с изумлением.
- Куда вы положили халат?
- Бросил в грязное белье, наверное, - покачал головой брэ.
Я только и смог, что прокричать «о боже!» и ринулся по лестнице вниз. Ведь прачка уже взялась за работу!

7.
Нам повезло. Хотя служанка уже замочила несколько хозяйских халатов, до нужного нам она еще не добралась. Как я и ожидал, конверт нашелся в его кармане и через четверть часа меня уже угощали чаем в гостиной.
- Это потрясающе, - в очередной раз воскликнул бригадир. - Потрясающе даже не то, какой вы, Чу, молодец, а какой я болван. Конечно, теперь я вспомнил, что сгружая документы в ящик я обронил пару из них, - тут Лянь снова подмигнул мне. - Заметил я это, уже заперев ящик. Но я слышал, что гость уже идет наверх, и чтоб не тратить время сунул их в карман.
- Ничего страшного, - утешал его Лянь. - Вы не первый человек, интеллект которого был посрамлен господином Чу.
Хотя от природы я человек стеснительный, слушать эти слова мне было приятно. Теперь, правда, я начал немного беспокоиться, как там помощник — справится ли он. Поливка ранней весной, когда дожди еще часты, дело очень деликатное. Но все же мне было приятно.
- Хорошо, - заключил господин Го. - Вы действительно доказали, что можете найти все что угодно. Объясните, ради бога, как вам это удалось?
- Все очень просто, - сказал я. Наверное, я немного рисовался, но я ведь мог себе это позволить, верно? Как-никак, я спас Южный фронт или хотя бы его кусочек. - Дело в том, что потерянные вещи — это очень общее название. На самом деле потерянные вещи делятся на три части. Те, которые человек правда потерял — скажем, шел по улице и выронил из кармана. Найти найти такие вещи почти что невозможно.
Я оглядел собравшихся. Меня внимательно слушали.
- Вторая часть — вещи, которые не терялись, а были случайно переставлены. Вам эта вещь чем-то помешала, и вы на секундочку поставили ее на другую полку. Эта секундочка может на самом деле длиться очень долго, потому что вы напрочь забываете о том, что вообще брали эту ненужную вам вещь в руки.
Лянь, который не в первый раз слышал подобные объяснения, только покачивал головой.
- Так вот, - продолжил я. - Нужные нам документы относятся к третьему типу. Это вещи, которые специально прячут, а потом не могут вспомнить, где спрятали. На самом деле, как ни странно, искать спрятанные вещи куда проще, чем просто брошенные на самом видном месте. Для этого нужно как следует разобраться в человеке, который прятал.
Бригадир с интересом посмотрел на меня.
- Вот вы, господин Го, - улыбнулся я, - вы человек ответственный. Невозможно представить, чтоб вы просто потеряли такие важные документы или сунули их куда-то не подумав. Нет, вы подумали, хоть сейчас этого и не помните. Может быть это была секундная мысль. Подумали вы вот что: «Прятать в ящик слишком долго, но ведь я могу спрятать их в самое надежное место — в собственный карман». Действительно, что может быть верней?
Брэ покачал головой:
- Если я такое и думал, то только мельком. Мне кажется, что я сделал это не подумав.
- В некотором роде вы правы, - согласился я. - Вопрос в том, почему вы не подумав сделали именно так. Почему именно это решение для вас естественно. Вы могли бы спрятать их между книг на полке. Могли спрятать под ковер. Мало ли вариантов? Но вы поступили самым естественным для вас образом: спрятали их на себе. Это был столь нормальный, столь понятный вам поступок, что вы даже не запомнили его. И волнуясь о круге общения вашего сына, совершенно позабыли о письме.
- Но почему же я потом этого не вспомнил?
- Потому, что когда вы пришли в свою комнату в следующий раз, письма там уже не было. Халат уже унесли стирать.
Надо сказать, что в этот момент я, пожалуй, излишне раздулся от гордости. Вероятно, я мог бы долго пребывать в этом приятном состоянии, но тут услышал тихие хлопки. Это Лянь аплодировал моему рассказу.

@темы: Лавикандия, мини, фик