14th
Название: Апфль
Автор: 14th
Фэндом: D.Gray-man
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Аллен Уолкер, Тикки Мик, Род Камелот, Тысячелетний Граф, Мана Уолкер и другие.
Жанр: джен
Дисклеймер: Все права на D.Gray-man принадлежат Хосино Кацуре
Размещение: запрещено
Примечания автора: присутствие пре-канона, 2 основных линии, на заднем плане оригинальные персонажи, частично АУ и любимые темы автора.
Апфль – синонимом этого слова является слово "штрабат". Как выражаются на языке профессионалов,- от немецкого Abfall, т.е. срыв - представляет собой довольно эффектную концовку целого ряда воздушных номеров. Это трюк "на уход". Заключается он в том, что один из гимнастов (хотя трюк этот может исполняться и сольно) раскачивает своего партнера руками, будучи связан с ним общей сложно сплетённой короткой распускающейся верёвкой, затем отпускает руки и партнёр, как бы катастрофически срываясь, летит в пространство вниз головой. При этом верёвка, одним концом одетая на кисти "нижнего", а другим - на ступни "верхнего", стремительно распускается (она сплетена слабо связанными кольцами с небольшими хлопушками в каждом кольце), пощёлкивая петардами и выпуская горсточки цветных конфетти.

«Бедняки», - презрительно брошенное в сторону случайного городка и срочные сборы. С утра на все не более двух часов. Вещи складывались впопыхах и с разочарованием напополам с надеждой, что дальше им повезет. А сейчас – спасибо, что кормили. Директор до сих пор сидел у себя – считал убытки. Аллен с местной детворой, решившей хоть так заглянуть в неведомое, срочно упаковывал общий инвентарь. А странный вчерашний клоун так и сидел рядом, вызывая косые взгляды. Странно все-таки смотрится потертый дорожный костюм и так не смытый грим. Собирались всю ночь. Это его, Аллена, никто почему-то не разбудил. Мальчишка нахмурился. «Однажды все начнется с того, что ты просто скажешь: «Спасибо». Эти слова в спину он запомнил. Но все-таки Аллен слишком упрям, чтобы вот просто так сказать, что не прав. И все же в кармане нашелся измятый порванный платок.
- Возьмите.
Клоун улыбнулся:
- Спасибо. Тебе нравится имя?
Аллен пожал плечами:
- Имя каких тысячи. В другом городе меня назовут иначе.
- Но оно может быть с тобой и дальше.
- Мне все равно.
- Я не останусь здесь. Мистер Уилсон – неплохой человек, но движется по одному и тому же маршруту. Пойдешь со мной? – этот странный клоун улыбался тепло и устало.
Он вытащил из-под скамьи небольшой чемодан с блестящей белой табличкой «Аллен Уолкер».
- Не тот, что был, зато крепче и легче. С ним будет удобней.
- Мне все равно нечего терять. А вам?
Но клоун лишь потрепал по волосам, стряхивая пыль.
- Сейчас я скажу мистеру Уилсону, что мы не поедем с ним. Все равно клоуны ему не нужны – не расстроится. Подожди меня.
Уже этим вечером они оказались у какой-то старой гостиницы, первой в его жизни:
- А у вас не найдется комнатки для меня и моего сына?


***

Сейф – то, что надо, просто необходимо посреди пустой комнаты, чтобы не сесть на пол. Оставалось только успеть занять его, впрочем, неожиданный напарник не особо задумывался об удобствах и холоде мраморного пола. Аллен осел рядом, растерянно почесывая макушку. Тикки закинул ногу на ногу, помахал, словно маятником, перед носом ботинком со свежей грязью лондонских окраин.
- Здравствуй что ли, - похлапывание по карманам: последними сигаретами он как раз и рассчитался с улицами за осеннюю слякоть.
- А? – Аллен нахмурился и отклонился назад, посмотрев исподлобья. – Ты чего это?
- Как-то мы неправильно встретились, - усмешка и вздергивание головы, словно выпуск дыма в потолок.
Выражение лица Уолкера всегда было красноречивей его слов, Тикки довольно улыбнулся.
- Или кража кошелька – это самое то? Мальчик, тебе не платят пособие?
Вздох и обреченное пожатие плечами.
- Нужен мне твой кошелек. А вот, - серьезный взгляд на сейф, - вот она мне нужна, - и слегка иронично. – Не горячо?
Тикки хмыкнул, сделал задумчивое лицо и расплылся в улыбке:
- Нисколько. Я почти не сижу на нем.
- Мог бы и уступить место, - и понятно, что сарказм, но Мик легко вскочил и галантно отвесил реверанс. Аллен только тяжело поднялся.
- Я все думаю, а как ваш новоиспеченный банкир-экзорцист будет с нами бороться? Счет в банке закроет? Мне кажется, его надо познакомить с Сирилом – точно найдут общий язык. Пусть друг друга затопят сводками мировой экономики, может быть так будет чуть меньше балов, - Тикки внимательно разглядывал свои перчатки, что-то стряхивая с рук.
- На его бы месте я бы с удовольствием вас всех запер, пока не исправитесь.
Аллен устало рассматривал сейф. Казалось, что сегодня эта новая Чистая Сила решила здорово потрепать их, принимая обличье то кошелька, который Уолкер целый час искал в толпе; то золотого колечка на руке одной из дам, за которыми пришлось ухаживать другой час, чуть ли не соревнуясь с Миком в знании светского этикета; то в вихрь денег, внезапно обрушившийся на Ист-Энд. А Тикки всего лишь улыбался. Для него этот бег по улицам за ускользающим изумрудом кристалликом – развлечение, когда можно позволить противнику первым достигнуть цели, чтобы вновь подержать чужое сердце в руке, шепча, что на этот раз партия за ним. Но еще рано, и сейф вновь растворился в воздухе, вызвав тяжелый вздох.
- Неправильная Чистая Сила, мальчик. Ты все еще хочешь ее получить?
Аллен огляделся, слегка растерянно, слегка устало. Из ближайшей булочной пахло далеко не беготней по окраинам. Тикки улыбался: не важно, с каким счетом завершится сегодняшний поединок, когда он дал гораздо больше, чем очередной кристалл приговоренного Сердцем. Уолкер только покачал головой, закрывая за собой дверь. Для Мика же охота подошла к концу.
- Спасибо, мальчик, за веселье, - сын Ноя усмехнулся, посмотрел на часы и решил уже более не возвращаться на тот светский прием, где и столкнула его с экзорцистом Чистая Сила. Все-таки удивительно в карманнике опознать давнего знакомого. А принять правила игры, лишь бы только заставить понервничать, гораздо занимательнее, чем следовать меркантильным планам Сирила. И это удалось, - более того, это поднимало настроение. Особенно теперь, когда всех растащили по разным углам, на деле объяснив, что убивать друг друга не просто не хорошо по чьим-то там мерках, а еще и чревато для них самих же. Просто весь этот Черный Орден еще не понял этот новый принцип, его до сих пор несло по инерции, поэтому и игра была такой захватывающей. И только так сейчас можно было продержаться, когда ненавистная Чистота маячила перед глазами. Она тоже играла. После очередного приступа и отдачи за уничтожение никчемного кристалла Род долго сидела возле кровати. Она ничего не сказала, не упрекнула, лишь предложила покурить – впервые в жизни. Тикки тогда ухмыльнулся и подумал, что предложение выпить, чтобы забыться, нравится ему больше. А детям курить нельзя, - последнее он произнес вслух, за что был забит подушкой до боли от смеха.

- А Тикки проиграл.
- А Тикки обманул Сирила.
Но Род лишь взмахнула Леро и серьезно посмотрела на провинившегося дядюшку, который так и не оставил манеры светлой стороны даже в своем настоящем облике. И пускай Граф сейчас не в настроении из-за проваленного задания, Тикки как будто все равно. Впрочем, ему действительно было все равно, а Адам с каждым днем все больше злился, и не было больше семейных тихих вечером с дружным подсчетом ложечек сахара в очередном чае Тысячелетнего.
- Я не потерплю в Семье еще одного предателя.
- Тикки не предавал, Тикки – не Неа. Адам, ты знаешь, - Греза в последние недели все больше была не детской мечтой о свободном хаосе, а грозным кошмаром исполнившегося желания. – Кто-то вмешался, кто-то третий, возомнивший себя Другим, Богом, решил, что знает, как лучше.
- Третий?
Род поджала коленки.
- Нам нельзя убивать экзорцистов, им – нас. И Чистая Сила сама следит за балансом, оборачиваясь против своих носителей. Можно сказать, что нам дали передышку. По-жа-ле-ли, - Греза презрительно растягивает слова. – Это не Неа, это не Сердце. Это Другой.
И спицы вновь начинают щелкать в такт ворчанию под нос про некоторых паршивых овец, которые так любили другие луга.
- Зато все живы, - Греза положила подбородок на подлокотник.
- И все-таки какая ирония: экзорцисты спасают своих же от Чистой Силы. Вот вам и добро, и свет, и Сердце. И вся их сторона, наконец, они узнали, кто есть их Бог.

***

- Это не та война, где перевес на твоей стороне решает все. Дети наивные. А потом убирай за ними игрушки, по углам расставляй, - и совсем ощутимая ухмылка через очередной бокал. – Держи оборону, и не забывай, что пятое хранилище нельзя вскрывать без меня, - голем тихо рассыпался. У его собеседника всегда были интересные отношения с техникой. И манера говорить столько, сколько нужно – тоже. И трактуй, как хочешь. Он-то добьется своего в любом случае. По крайней мере, все показывало, что желаемое было достигнуто. Но окружающих при этом никто не защищал от появления желания как следует поговорить, выставляя счета за убытки и нервы. Комуи замел мусор под ковер – он в конспираторов не умел играть. Почти не умел. Зато одно знал точно – неожиданно, по какой-то невероятной протекции Ватикан несколько минут назад прислал свое согласие. Конверт так и остался лежать на столе, а надо бы спрятать, сохранить – когда еще Ватикан пойдет на такое. Пора было на встречу, Вороны как раз поджидали за дверью. Не стучали, они просто знали, что почувствует, выйдет – ждет.
Коридоры коридорами, переходами, лабиринтами – все, что угодно можно было представить в том, как Ватикан хранит свой тайны. Только вот светлую комнату с кроватью под цветастым балдахином и маленькими колокольчиками сложно было вообразить. В центр не пускали, давая лишь разглядеть множество одеял да приборов вокруг. Был ли там кто-нибудь – совсем загадка. Стул не дали – встреча всего на пять минут. Колокольчики молчали в ожидании, что однажды окно откроют и впустят ветер. Пока признаки жизни подавали лишь приборы. Раз, два, три – сердце знавшего прошлое, сердце почти единственного свидетеля событий 35летней давности, сердце последней надежды на выяснение, почему Чистая Сила обернулась против них.

***

- Не мешай блюда, - Мана улыбнулся и аккуратно отодвинул тарелку с пудингом от курицы. Сам он не ел. Поставив тарелки перед Алленом, он ушел куда-то. А когда вернулся, обнаружил, что хозяйка придорожной гостиницы расщедрилась, глядя на аппетит мальчишки, и бесплатно поставила рядышком еще несколько блюд. Все было скромно, но для повара скорость, с которой уничтожалась приготовленная еда, - более чем похвала. Аллен же был доволен – это его первая гостиница в жизни: удобная пусть и не надолго своя кровать, горячая еда, и этот странный человек, давший ему имя и назвавшийся отцом. Сейчас Мана уже не смотрел на него, полностью уйдя в свои записи и карты.
- Разве тебе не интересно, куда мы пойдем?
- Ммм? – второй кусок хлеба удобно устроился за щекой.
Мана опять улыбнулся, покачал головой:
- Когда поешь, тогда и поговорим. Я покажу тебе карту и расскажу о городе, куда мы придем. Там красиво и очень тихо. Готовят лучшие пудинги. И красивый парк в центре. Цирк. Тебе понравится.
Нечто утвердительное ушло с очередной ложкой. Мана вновь обратился к своим записям, периодически поглядывая в сторону Аллена, временами безрезультатно многозначительно покашливая, чтобы не торопился и ел как следует. Но и десяти минут не прошло, как мальчишка удобно устроился рядом, забравшись на скамью с ногами, и уснул на плече у Маны. Довольный, сытый и невнимательный.
- Ты без семьи не можешь, как я посмотрю.
Уолкер закрыл книгу.
- Да, я задержался.
- Оно и ясно, - напротив уселся еще один путник, он все вертел головой, рассматривая, изучая, словно что-то ища. – Не против же? – одновременно интересоваться окружающим и утаскивать чужую еду с совершенно невинным видом могла только она.
- Эб, ты же как никогда вовремя, - рядом сидящий ухмыльнулся и удачно подцепил последний кусок, остававшийся на тарелке.
- Будешь много есть - не смогу поднимать в представлении, - на что Эб только показала и все равно стянула кусок с вилки.
- Много будешь болтать, - довольно прожевала она.
- Думаю, вы друг другу понравитесь, - тихо засмеялся Мана, кивая на уютно устроившегося у него под боком Аллена.
- Еще бы, - Эб довольно кивнула, - мы циркачи – одна семья.
- Так какие новости?
- Все более чем интригующе. Граф, к примеру, до сих пор в трауре.
- Ага, - улыбка у Эб была широкая, солнечная, заразная, - цилиндр свой порвал да прислуге приказал уничтожить саму себя – куча пепла на обломках поместья. А мне оно даже нравилось.
- Какое расточительство средств, - парень довольно кивнул, - но какая целеустремленность.
- В накладывании ложек сахара в чай, - Эб запрокинула голову в беззвучном смехе - довольная, счастливая, упивающаяся своей безнаказанностью.
- Вот и доверяй после такого посторонним, - и веселое подмигивание в сочетании с серьезным взглядом. «Отличный бы вышел клоун, если бы не акробатика», - Мана сложил аккуратной стопкой карты и книжку, вздохнул, пожал плечами:
- Не при ребенке.
- А как же доверие? – и всегда проще сделать вид, что вопрос в спину не услышан.

@темы: фик, мини, D.Gray-man