plain flier
Ты заходи, если что. (с)
Название: Темная планета
Фандом: Dr. Who
Автор: неизвестен (рассказ взят из альманаха «The Dr. Who annual» за 1971 год)
Перевод: plain flier
Бета: _Наблюдатель
Герои: Третий Доктор, Лиз Шоу, Бригадир
Объем: 4396 слов
Тип: джен, приключения
Рейтинг: G
Дисклеймер: персонажи принадлежат правообладателям


Доктор щелкнул пальцами, и высокие неряшливые живые изгороди слились в один неистовый поток под напором торжествующего ветра.
Немедленно Лиз Шоу решительно ткнула пальцем в необычную приборную панель.
- Снизьте скорость, - прокричала она.
Тут же старый автомобиль Доктора, который на посторонний взгляд вряд ли был способен развить скорость до жалких десяти миль в час, сбросил скорость до семидесяти миль.
- Я ехал слишком быстро? - спросил Доктор извиняющимся тоном.
- Не быстрее скорости света, - облегчение Лиз выразилось в сарказме.
Доктор усмехнулся.
- Длинная, прямая дорога как эта, и никаких других машин на виду, прекрасная видимость, и...
- Вон другой автомобиль, - показала рукой Лиз, когда тот возник на горизонте.
- Боже правый! - Доктор напрягся, и вся его поза выразила неодобрение. – Он же несется как бешенный.
Лиз следом за ним всмотрелась в приближающийся автомобиль, который, как пьяный, вихлял от одной обочины к другой, выписывая круги.
- Наверное, водитель потерял управление, - от удивления она открыла рот.
- Не уверен. Больше похоже, что за руль борются два человека, преследующих совершенно разные цели, - заметил Доктор и, осознав, что никак невозможно предсказать направление автомобиля, быстро развернул машину и спрятался в просеке, мимо которой они проехали минутой раньше.
Лиз попыталась не выказать изумления, охватывавшего ее всегда, когда она находилась в автомобиле Доктора.
- Надо помочь! – крикнул ей Доктор, когда за изгородью раздался громкий визг тормозов, сопровождавшийся звуками раскалывающейся древесины и бьющегося стекла.
Лиз поспешила присоединиться к нему.
Автомобиль врезался в ворота с другой стороны дороги и содрогался в последних конвульсиях. Вопреки предсказанию Доктора, внутри находилось не два пассажиров, а только лишь один - рыжеволосый молодой человек с полосатым шарфом. Ремень безопасности все еще поддерживал его обмякшее тело.
- Оставайтесь здесь, вы - доктор, - распорядилась Лиз.
- Но не медицины. Я хочу сказать...
Протест Доктора не был услышан. Лиз уже вовсю бежала к телефонной будке, которую, как она помнила, они недавно миновали.
Наклонив голову, Доктор вгляделся в машину, и пошел к ней, ступая по бумагам, которые вывалились, когда дверца со стороны водителя распахнулась. Как только он остановился подобрать бумаги, ветер, словно дразня, подхватил их высоко в небо и унес. С чувством сожаления Доктор наблюдал за их стремительным полетом. Впрочем, один листочек зацепился за куст боярышника и затрепетал в тщетном усилии продолжить полет.
Доктор вернул внимание к юноше. Стремясь убедиться, (перед тем как освободить юношу), что ничего жизненно важного тот не сломал, он наткнулся рукой на что-то влажное в его кармане, расположенном на противоположной, невидимой ему стороне. Вытянув шею, он разглядел расплывшееся темное пятно. Это не было кровью, так что он, приподняв юношу, вытащил его, и, уложив рядом с собой на траву, из любопытства просунул пальцы в карман его куртки.
Он быстро вытащил их обратно не только кровоточащими, но и с несколькими вонзившимися в них острыми осколками стекла. Проявив большую осторожность на этот раз, он засунул другую руку в карман и извлек из него нечто, вызвавшее дрожь отвращения даже у него. Он подавил почти неудержимое побуждение отбросить вещь, и, поморщился от боли: его правая рука нуждалась в перевязке. Он нащупал свой носовой платок. Перед тем как завернуть находку, он обнюхал ее, пытаясь идентифицировать жидкость, в которой возможно вещь плавала, пока ее стеклянный сосуд не разбился при аварии. Консервант был ему незнаком, а сама находка, по его мнению, точно не принадлежала к отряду земных моллюсков. Все же, без всякого сомнения, существо было экспонатом. И поэтому было мертво. Он извлек из кармана остальные куски стекла и на самом большом из них обнаружил наклейку: Лаборатория 4.
Доктор не питал никакой любви к слизнякам, и все же не мог не признать, что даже самый огромный из них не вызвал бы у него столь сильного отвращения, как это безротое существо, с телом темно-матового оттенка, покрытым редкими волосками. Он убедился, что ни один из кусков стекла не проник сквозь одежду, и обернул юношу одеялом, которое достал из своей машины.
Вспомнив про бумаги, он устремился за ними.
Лиз, вернувшаяся с новостями, что санитарная машина и полиция уже в пути, нашла Доктора сидящим на корточках на обочине дороге; его штиблеты и брюки снизу были очень грязными.
- Что это вы читаете? - Она заглянула ему через плечо.
- Ума не приложу, - он протянул ей бумагу. – Какая-то новая математика, как думаете? - с надеждой предположил он.
Лиз пожала плечами.
- Если так, то это выше моего понимания. Господи, ваша рука!
Но Доктора его рука не интересовала.
Скорая помощь и полицейская машина прибыли почти одновременно.
- Один из золотых парней колледжа Сайли! - произнес старший из полицейских, опознав шарф пострадавшего. - Не часто они превращаются в берсерков.
Полицейский помоложе вытащил водительские права.
- Филипп Ларент.... Должно быть, не справился с управлением.
Лиз, не заметив предупреждающей гримасы Доктора, повторила его предположение, что, возможно причиной аварии стало то, что два человека боролись за управление автомобилем.
- Вы уверены, что не было пассажира? Никто не выпрыгивал и не убегал?
- Только если он был невидимкой, - ответил Доктор.
Взгляд полицейского был холоден.
- Как бы то ни было, если еще кто-то был в автомобиле, их отпечатки должны остаться на руле, не так ли? - сказала Лиз.
- Если у них были руки, - заметил Доктор.
- Если они не носили перчаток, - сурово произнес в ответ полицейский, хмуро и с неодобрением глядя на Доктора.
Двери санитарной машины закрылись.
- Местная больница? - окликнул полицейский.
Водитель кивнул.
- Теперь, сэр, - сказал полицейский, поворачиваясь к Доктору, - нам также надо осмотреть ваш автомобиль.
- Он вон за тем стогом сена.
Полицейские обменялись взглядами и переглянулись снова, когда увидели автомобиль.
- Это не британская модель, сэр?
- Самодельная, - поспешно пояснила Лиз.
- И что, бегает?
Очевидно, они не считали, что автомобиль на такое способен. С негодованием, которое никак нельзя было назвать молчаливым, Доктор убедил их в резвости своего автомобиля, предъявив водительские права и технический паспорт.
- Похоже, вам самому следует обратиться в больницу, сэр, - последовал прощальный совет от удовлетворенных представителей закона.
- Позже, - пробормотал Доктор, - позже.
- Не лучше ли мне повести? - спросила Лиз, нервно взглянув на руку Доктора. Ее предложение напугало Доктора, занявшего водительское сидение
- Скажи мне, как далеко отсюда находится колледж Сайли?
- Примерно полтора километра.
- Чуть больше двух литров, - пробормотал Доктор.
- Что?
- У этого парня было чуть больше двух литров бензина. Я проверил. Интересно, не живет ли поблизости какой-нибудь известный ученый, биолог, быть может?
Лиз задумалась.
- Есть профессор Мичли, работавший в Кембридже. У него коттедж в Гончарном тупике. Почему вам вдруг понадобился биолог?
- Мне он не понадобился, или вернее, не мне, а тому юноше.
- Студент не посмел бы посетить кого-то столь неприступного, как профессор.
- Зависит от цели его поездки или настойчивости. А где это место, Гончарный тупик?
Лиз указала ему направление деревни и нужную тропинку.
- Возможно, его не будет дома, - сказала она, когда они въехали под кирпичную арку.
- Если он невысокий мужчина с большой головой, то он дома, - возразил Доктор, видя, как описанный им человек спешит к ним от дома с увитыми растениями стенами.
- Это он! - признала Лиз и вышла из машины, чтобы представить их друг другу.
- Восхитительно снова увидеться с вами, мисс Шоу, - сухо произнес биолог, - хотя я не представляю, чем, собственно, я обязан этому удово...
- Филипп Ларент, - перебил его Доктор.
Биолог уставился на него.
- Вы его ждали?
В насмешливом взгляде Доктора читалось скорее утверждение, чем вопрос.
- Ну, да, разумеется, я знаю парня. Он вообще-то приходится мне родней, но...
Лиз рассказала ему об аварии.
- Боже мой, как ужасно!
Его потрясение и беспокойство были не наигранными.
- Я должен немедленно пойти в больницу. Однако я не могу не задуматься над тем, почему вы решили, что он направлялся сюда. Уверяю вас...
- Я предположил, что он доставлял вам что-то.
- О, на самом деле... – начал было отрицать биолог.
Доктор достал из кармана нечто завернутое в его носовой платок. Капельки пота заблестели на верхней губе биолога.
Медленно, мучительно медленно, словно дразня, Доктор принялся разворачивать носовой платок.
- Фу! - невольно вырвалось у Лиз. - Что это такое? - спросила она.
Биолог спрятал у себя за спиной руки с напряженными, дергающимися пальцами.
- Не представляю. А вы, профессор Мичли?
- Разумеется, нет. Я хочу сказать...
- Но вы надеялись узнать? – продолжал гнуть свое Доктор. - Думаю, Ларент рассказал вам об образце в лаборатории, и вы попросили, чтобы он принес его вам около полудня, да? Никому ничего не сказав.
Биолог облизал пересохшие губы.
- Мы можем войти внутрь? - предложил Доктор.
- Мы! - профессор Мичли взглянул на него с негодованием. – Мой дорогой друг, это едва ли вас касается.
Доктор начал что-то бормотать о подстрекательстве студентов к краже вещей из лаборатории колледжа, не упоминая уже бумаг...
И без дальнейших возражений им жестом предложили войти внутрь.
- Что все это значит? - прошипела Лиз.
- Я уже тебе говорил: не представляю.
- Доктор, вы, кажется, забыли, что мы направлялись на встречу с ЮНИТом, - сказала Лиз. - Бригадир Летбридж-Стюарт...
- Имеет причины быть нам весьма благодарным. Или, вернее, мне, - добавил скромно Доктор.
Профессор Мичли согласился с предложением Лиз позаботиться о руке Доктора до начала препарирования существа. Доктор возражал, Лиз настаивала. Впоследствии она жалела, что не настояла, поскольку, по ее мнению, никакой другой причиной нельзя было объяснить то, что Доктор внезапно соскользнул под лабораторный стол.
Биолог с восклицанием, выражавшим всю его досаду и нетерпение, стащил перчатки и помог ей перенести Доктора в небольшой флигель с белыми стенами, где стоял стул и сообщил, что должен за чем-то сходить. Лиз не расслышала, за чем именно, слишком занятая в тот момент Доктором.
Цвет лица Доктора постепенно улучшился, но он не показывал никаких признаков, что приходит в себя, а биолог отсутствовал уже долгое время.
В нетерпении Лиз прошла к двери и обнаружила, что та закрыта. Стук и крик ни к чему не привели, они даже не пробудили Доктора. Проклиная себя за глупость и доверие биологу, она вернулась к Доктору. Прошло целых пятнадцать минут, прежде чем его веки затрепетали, и еще пять, прежде чем он смог понять, что она ему говорит.
Пошатываясь на ходу, он прошел к дверям, нащупав в кармане маленький кусок проволоки, который всегда носил с собой. Дверь открылась, и он упал назад к стене. По счастью, он еще не мог ясно говорить, так что Лиз была избавлена от каких-либо комментариев. Вместе они осмотрели пустую лабораторию и столь же пустой гараж. Биолог, автомобиль и образец исчезли.
- И мы не сможем доказать, что это когда-либо здесь было, - сказала Лиз.
Доктор встряхнул свернутой бумагой, которую достал из своего ботинка.
- Бригадир в нетерпении, - заметил он.

Бригадир Летбридж-Стюарт просмотрел пояснения, приложенные к бумаге, которую Доктор представил ему после своего запоздалого прибытия.
- Результат отрицательный, Доктор, ни один из наших экспертов не смог расшифровать эту математическую тарабарщину.
Доктор поглядел на него с разочарованием. Лиз услышала, как он пробормотал, что надеется на то, что профессору больше повезло с тем существом.
Бригадир откинулся в кресле.
- Вы не думали, что все это дело может быть мистификацией? - предположил он. - Сфабрикованным Ларентом и его товарищами-студентами. Несомненно, они славно повеселились, устроив соревнование, как поставить в тупик такого эксперта, как Мичли.
Доктор, всегда остро реагировавший на каждое предположение Бригадира, на этот раз оставался на удивление бесстрастным как лед.
Профессор Мичли буквально растворился в воздухе; Ларент находился под влиянием успокоительных препаратов, бумага оставалась неразгаданной, а Бригадир, как обычно, не проявлял особой смекалки. Возможно, он был более обеспокоен тем, что выглядело как новое появление йети. И понятно, что члены ЮНИТа собрались не для того, чтобы исследовать серого моллюска безо рта, однако Бригадир мог хотя бы связаться с колледжем.
Доктор встал, чтобы пожелать своим товарищам спокойной ночи. Он замер, когда телефон Бригадира зазвонил и, после удивленного восклицания Бригадира, сел обратно.
- Что, неужели?! - присвистнул Бригадир.
- О чем вы? - поспешно спросил Доктор.
- Полчаса назад профессор Мичли поступил в Коллингтонскую больницу со сломанной ключицей, сотрясением мозга и ушибами...
- Его машина? - нетерпеливо спросил Доктор, вспомнив, как хаотично двигался перед аварией другой автомобиль.
- В реке. К счастью два человека на мосту увидели, как машина потеряла управление и свалилась с берега.
- А образец?
Бригадир повернулся к телефону. Положив трубку, он адресовал Доктору сочувственный и все же не удивленный взгляд.
- Один из мужчин вспомнил, что ступал по осколкам стекла, и нечто слизкое прилипло к его подошве. Он выбросил это в реку.
Отчаяние Доктора было безмолвным. Лиз взглянула на ручные часы.
- Время отлива. Эту штуку могло уже унести в море.
- Она могла застрять в камышах возле берега. Если Доктор пожелает, я прикажу, чтобы днем берег прочесали.
- Бесполезно, - резко ответил Доктор. - Существо сбежало. Я в этом уверен.
- Вы хотите сказать, что оно обладало разумом; что оно намеревалось сбежать? - с удивлением спросила Лиз.
Доктор промолчал, и Бригадир, словно размышляя вслух, ответил вместо него:
- Если подумать: парень вез его и попал в аварию. Профессор перевозил его, и машина потеряла управление...
- А я доехал до дома профессора с существом в кармане, и ничего не случилось, - возразил Доктор.
- Вы не представитель вида Homo Sapiens, - воскликнула Лиз. - Это может иметь значение.
Да и настойчивость Доктора, видимо, объяснялась как раз тем, что, что образец был не с Земли.
- Но как могло существо из космоса попасть в лабораторию колледжа? Могли какие-нибудь образцы, доставляемые зондами, очутиться в посторонних руках?
- Достаньте мне всю доступную информацию об этом колледже! - воскликнул Бригадир.
Но что в итоге брошюры и фотографии могли рассказать?
- Колледж Сайли существует два года, - читала Лиз. – Он был открыт лично министром просвещения, хотя и не является государственным учреждением. Основан на частные средства. Директор - Герберт Бэйнбриддж. Человек искусства. Интересные эксперименты в изучении...
Выразив надежду, что эксперты ЮНИТ смогут превзойти самих себя и утром дать объяснение иероглифам на бумаге, Доктор встал и ушел.
На встрече возобновилась дискуссия о йети, а Доктор вышел под ночное небо; его интерес к йети на этот раз угас. До колледжа Сайли он доехал стремительно и без происшествий. Сам колледж выглядел обычным современным зданием, сочетанием стекла и бетона. Его окна, хотя было только десять вечера, освещались одной луной.
Доктор подумал, что это странно, и бросил взгляд на свет, обычно сиявший в домике привратника. Стены, окружавшие участок земли с садом и площадкой для игр, не выглядели неприступными, и нигде не было видно предупреждения о сторожевых собаках. Однако это не ввело Доктора в заблуждение. Вскарабкавшись по стене, он покачнулся на самом верху и, не устояв, неизящно свалился в канаву, расположенную на другой стороне. Очень широкую и хорошо замаскированную канаву. Он промелькнул как темное пятно, единственным звуком был треск ломающихся веток и шороха травы, и все же, с быстротой, которую трудно было объяснить простым совпадением, две фигуры стремительно промчались по направлению к нему от главного здания колледжа. Незнакомцы не отпустили никакого комментария, обнаружив его рухнувшее и, несомненно, бессознательное тело. Один из них легко поднял его, как если бы он ничего не весил, и отнес в темное, безмолвное здание. Там было очень холодно. Доктор предположил, что произошла авария, затронувшая освещение и отопительную систему. Воздух было настолько сухой, что это затрудняло дыхание.
Он почувствовал как то, что, возможно, было рукавом формы, коснулось его щеки, и ощутил присутствие третьего человека. Все еще в тишине и темноте его положили на что-то удобно покрытое материей, после чего обыскали.
Резко зазвонил телефон. Трубку подняли, и мужской приятный низкий голос спокойно произнес:
- Директор слушает. Кто? Бригадир, простите, я не расслышал, что вы сказали, а, Летбридж-Стюарт. Нет, я не слышал о вас. Вы хотите встретиться со мной по делу Ларента.
В голосе отразилась обычная человеческая нотка беспокойства.
- Завтра в десять. Вы придите со своим другом Доктором. Хорошо, я нетерпением ожидаю встречи с вами обоими.
С досадой Доктор понял, что водительское удостоверение в кармане уже выдало его, если, конечно, директор умел читать в темноте.
Две фигуры прошли по комнате, затем послышался двойной скрип отошедшей половицы у двери и щелчок закрываемой двери.
Доктор немного привык к воздуху, хотя все еще находил его неприятным и опасался, что он вызовет у него вялость. Кто-то дотронулся до его лица голой рукой, снова скрипнула половица, и он понял, что остался один.
Никто не предпринял попытки привести его в чувство, и это вызвало у него беспокойство. Они подозревают, что он вовсе не терял сознание? Выждав приличное количество времени на тот случай, если прибудет безмолвный санитар с нюхательной солью, Доктор соскользнул с кушетки и выглянул в коридор, освещаемый луной, то и дело исчезающей за облаками.
Темная фигура в мантии направлялась прямо туда, где он стоял, затаившись. В последнюю секунду фигура, похожая на летучую мышь, свернула в сторону, так и не заметив его.
Доктор сглотнул. Экспериментальное обучение, вот уж действительно. Он продолжил осмотр, больше ни с кем уже не сталкиваясь, и, в конечном счете, отыскал четвертую лабораторию. В подсобке, примыкающей к ней, были полки с образцами в бутылках, но все кроме двух из них были различными, и всё же напоминали инопланетный образец, который он нашел в кармане Ларента. В другой секции находились бутылки, содержащие какие-то растения. Но как, не зная ничего о них, он мог быть в этом уверен?
Он бродил в одиночестве, желая, несмотря на холод, набраться смелости открыть одно из окон и вдохнуть воздух в легкие. Его метаболизм замедлился, и даже такие малейшие движения, как поворачивание ручки двери, давались ему непросто
Он проскользнул в художественную студию, когда луна скользнула за темное облако, и принялся ждать... Когда луна вышла, он с потрясением понял, что у него появилась компания. У мольберта в углу стоял дородный бородатый мужчина, немедленно захихикавший.
- А, наш незваный гость.
Он протянул сильно перевязанную руку. – Последствие глупого неверного решения, - объяснил он. - Нельзя избежать судьбы. Это урок, который я выучил не сразу.
Левой руки у него вовсе не было, и все же свежая краска блестела в лунном свете на странной картине на мольберте. Доктор бросил быстрый взгляд на ноги мужчины. На них были замшевые ботинки.
- Но без моих пальцев, Доктор, - рассмеялся мужчина. Он указал на мольберт. - Что вы думаете о моем пейзаже?
- Не местный, как мне кажется, - заметил Доктор.
- И не порождение воображения.
Доктор повернулся к другим картинам, которые, как казалось, складывались в проявления темного кошмара по всем стенам комнаты.
- Вы не очарованы?
Доктор сделал глубокий вздох и почувствовал небольшое облегчение.
- Честно говоря, нет.
Он сильно замерз, и его нижняя челюсть была столь затвердевшей, что он с трудом произносил слова.
- Как не был и я поначалу, - оживленно признал мужчина. - Кстати, я Клиффорд Лин, Академия художеств. Не пытайтесь вспомнить, если не слышали обо мне.
Он махнул перевязанной рукой в сторону картин.
- Но теперь, - произнес он, - я больше знаком с этим миром, чем с тем. Против своего желания, Доктор, поскольку я сражался, что доказывается моей поврежденной рукой. Но теперь они кажутся мне нормальными, а люди этого мира, подобные мне самому, выглядят чужими и неприятными.
Доктор покрылся гусиной кожей.
- Хотя я стремлюсь сохранить речь, не могу не признать, что она является неуклюжей, неадекватной системой общения. Маска, скрывающая то, что находится за ней. И наши крошечные чувства, и наши немощные члены. По сравнению с ними, что мы за примитивные существа!
- Их мир – темная планета? – отважился на вопрос Доктор.
- Освещаемая слабым звездным светом. Разновидностью радиоактивной люминесценции.
Доктор попытался представить темный мир, в котором тепло поддерживается радиоактивными минералами, мир, не нуждающийся ни в солнце, ни в свете для поддержания странной жизни.
- Вы видели их? - спросил он с глубокой заинтересованностью.
- Вообще-то, нет. В этом нет необходимости.
- Все же в ваших лабораториях есть образцы из их мира.
- Их присылают сюда, чтобы мы могли изучать их.
- Как присылают?
- Так же, как мы в итоге уедем: в одном из их звездолетов. Слово до смешного не отражает сущности, но по-другому я не смогу вам объяснить.
- Когда вы отправитесь?
- Когда они решат, что мы готовы.
Доктор начал понимать, что темнота и холод были частью специально созданных условий…
- В конце концов, - сказал художник, - и простого космонавта не посылают в космос, не ознакомив его с условиями, с которыми он там столкнется. Так и с нами! В этом колледже, а со временем и в других, которые откроются по всей Земле, моделируются их условия, их образ жизни преподается нам. Вас бы очень заинтересовали комнаты на нижнем этаже. Нас даже обучают развивать их чувства. И, чтоб мне провалиться, Доктор, мы многому научимся у них, когда им наследуем.
Доктор с трудом спросил замерзшими губами:
- Почему вы должны наследовать им?
Художник выглядел опечаленным.
- Они попросили нас. У нас нет выбора. Понимаете, Доктор, они вымирают. Вся их наука бессильна их спасти. Такое случается и на Земле иногда с племенами, видами животных и мы никак не можем помочь. Но их цивилизация, Доктор, погибнуть не должна. На это они нацелены. На протяжении столетий по нашему летоисчислению они искали формы жизни, которых могли бы обучить, чтобы навсегда сохранить их знание, их пути развития, на их планете.
- Как они обучают вас? Как они общаются?
- Очень просто, Доктор. Вам нужно иметь при себе что-нибудь из их мира, и тогда они смогут войти. Во сне и в бодрствовании они при вас, и вы обучаетесь. Вначале классная доска и инструменты тоже полезны, но затем…
Доктор не расслышал последних слов. Он с ликованием понял, что Бригадир был прав. Образец в кармане Ларента и, впоследствии, у профессора дал им возможность бороться за обладание автомобилем, что и привело к аварии. Но Доктор не был землянином, он обладал иммунитетом. В волнении он задумался, чем было то, что первый их космический корабль подкинул людям, чтобы кто-то из студентов или преподавательского состава, ничего не подозревая, это подобрали, установив, таким образом, связь между ними и колледжем Сайли.
- Они экспериментировали с землянами и прежде, разумеется, - пояснил художник. – Возможно, вы слышали о том, как целая альпийская деревня исчезла в 1777 году. Это выглядело как сход лавины. Если бы тела попытались отыскать, ни одного бы не нашли.
Он вздохнул.
- Но деревенские жители не выжили. Так что они разработали другие методы. Они уверены, что данный метод будет успешен.
Художник взглянул на него с внезапным сочувствием.
- Но все это вы узнаете сами, старина. Вы же понимаете, не так ли, что после того, как вы безрассудно бросились сюда, и узнали так много, вам придется стать одним из нас.
Доктора, и без того замерзшего, бросило в озноб.
Художник положил свою перевязанную руку на плечо Доктора.
- Они не жестоки, но борются со всем, что угрожает их планам. Помните об этом и не пытайтесь сражаться так, как сражался я.
Когда художник неожиданно устремился к двери, Доктор сумел выкрикнуть:
- Вы сказали, что у них есть корабли… Почему радары…?
- Чепуха, Доктор. Всему свое время.
Доктор понял, что не только его тело было неуклюжим и онемевшим; ему также было трудно ясно мыслить. Он покачнулся на ногах. Если он не убежит сейчас, то не убежит никогда.
Стоит ли ему – он возился с дверью, – стоит ли ему попытаться забрать с собой один из образцов? К тому времени, как Бригадир завтра прибудет, все улики могут быть спрятаны.
Прилагая все усилия, чтобы сосредоточиться на этой задаче, он, пошатываясь, шел по коридорам. Лаборатория №4… Лаборатория №4… Он нашел полки с бутылочками и, протянув руку, схватил одну. С трудом он засунул ее в карман.
Как странно он себя чувствовал! Он ухватился за стол, чтобы удержаться на ногах. Что же он хотел сделать? Он должен был что-то сделать. В течение ужасного момента он опасался, что лишился рассудка. Так же внезапно, как охватило его, это ощущение пропало. С чувством облегчения он опустился на табурет, не заметив, как одетая в мантию фигура вошла в лабораторию.
- Похоже, они не в состоянии связаться с вами, - произнес голос. – Поэтому вы не можете стать одним из нас, так что от вас придется избавиться. Они выражают свое сожаление.
Каким-то образом Доктору удалось добраться до окна и открыть его, но прежде чем ему удалось полной грудью вдохнуть глоток живительного воздуха, он осел на пол. Тут же тонкие сухие пальцы уверенно и сильно сжали его горло. Он взглянул в лицо, на котором не было никаких проявлений враждебности или жалости, одна целеустремленность. Захрипев, Доктор пытался противостоять накатывающим черным волнам головокружения. Смутно он осознавал, что фигура тащит его назад. Тонкие пальцы плавали перед ним в воздухе. Он уловил промелькнувшую перевязанную руку. И тогда фигура в мантии беспомощно отлетела в шкаф, задрожавший от удара. Послышался звук разбивающегося стекла, и мгновение спустя за ним последовал другой. Они представляли собой странную пару сошедшихся в драке бойцов: фигура в мантии и однорукий художник. Следующее его воспоминание было о том, как его оттаскивают к дверям комнаты, и как неожиданно он замечает, что огонь лижет дверцу шкафа, а языки пламени разбегаются к столам.
Он почувствовал под собой землю, когда перевязанная рука уложила его на газон, на котором было полно молчаливых фигур. Ему показалось, что он слышит звук сирены приближающейся пожарной машины…
Наутро у Бригадира не состоялось никакой встречи в колледже Сайли потому, что колледжа не было. От него остались одни стены. Директор, преподаватели и студенты временно были размещены в местном трактире. Они не пострадали при пожаре, но находились в состоянии странного шока. Они не желали говорить даже друг с другом.
Доктор и его спаситель лежали в больнице: один слегка обгорел, у другого было ужасно повреждено горло.
Врач позволил бригадиру Летбридж-Стюарту и мисс Шоу врач навестить Доктора только на десять минут. Поврежденное горло не мешало Доктору говорить, а вернее хрипеть.
- Все уничтожено! – Бригадир чуть не плакал, когда Доктор закончил свой рассказ. – Специально сконструированные камеры с условиями планеты, образцы, картины….
- Это должно было быть уничтожено, - открыто признал Доктор. – Они поняли это. То есть, я предполагаю, что поняли, когда от возгорания химических препаратов начался пожар.
- Каким бесценным сокровищем мог стать этот колледж! - воскликнул Бригадир. – Каким вещам мы могли бы научиться.
- Хотя бы преподаватели и студенты спаслись, - тихо произнесла Лиз. - Мы должны быть благодарны.
- Спаслись! – сорвался Бригадир. – О, не смотрите на меня так. Конечно, я рад, что они не обречены на страшное существование на темной планете. Но что теперь с ними будет? Они ни здесь, ни там, если вы понимаете, что я имею в виду.
- Им придется адаптироваться обратно к Земле, не так ли? – спросил Доктор.
- И мы потеряли контакт с ними навсегда, - простонал Бригадир. В настоящий момент чувство разочарование было для него доминирующим.
- Сомневаюсь, - сказал Доктор, протянув руку за виноградом, принесенным Лиз. – Я бы так легко не сдался.
- Вы хотите сказать, что они предпримут новую попытку? – встревожено воскликнула Лиз.
Доктор пожевал виноград с задумчивым видом.
- А что, если тот образец все еще существует? Если его подберут, они снова смогут войти в контакт.
- Скорее всего, эта штука давно проглочена рыбой, - проворчал Бригадир.
- Тогда ЮНИТу лучше приготовиться к появлению необычайно умной макрели или чего-то вроде этого, - сказал Доктор.
И даже Лиз не могла сказать, смеется ли Доктор над ними или нет.

@темы: перевод, мини, Doctor Who